Каждое слово, сказанное Валерием Меладзе, может напрямую ложиться в основу золотого фонда журнала «Интервью со звездой!». Особенно слова, сказанные в те моменты, когда в жизни великого артиста происходят столь значимые события. Как нам стало известно, замуж выходит старшая дочь Меладзе. Читайте об этом, а также о всех секретах ТВ-шоу «Голос. Дети» в интервью, данном Валерием Меладзе в «Вечернем Урганте».

Иван Ургант: Валера, добрый вечер.

Валерий Меладзе: Добрый вечер.

Иван Ургант: Мы рады тебя видеть. И зрители рады, и я. И даже некоторые из группы «Фрукты», кто не завидует тебе. Я хотел бы спросить тебя, Валера… Ты в первый раз в таком статусе. Я имею в виду не про то, что ты стал наставником «Голос. Дети», об этом мы будем еще говорить. Это у тебя получается, все тебя любят. Главная новость в том, что твоя старшая дочь вышла замуж. Что же нам никто не аплодирует?

Валерий Меладзе: Спасибо.

Иван Ургант: Ну, расскажи нам об этом.

Валерий Меладзе: Ну, во-первых, я не могу сказать, что это для меня было неожиданностью. Так. Они долго готовили нас, так сказать, к этому делу. Ну, а потом я должен сказать, что я по-настоящему как-то возликую только тогда, когда это будет отмечено за столом. Когда будут литься рекой напитки всевозможные. Да, да, да. Когда будет много еды, и когда будет настоящий праздник. Я считаю, что свадьба важна. Ну, это мужской взгляд.

 

Иван Ургант: Не было еще праздника?

Валерий Меладзе: Пока нет. Это мужской взгляд. Мы все должны отпраздновать, как следует. Формальности для нас имеют большое значение.

Иван Ургант: Ну, подожди для тебя это странно. Для тебя свадьба – это застолье и напитки? Потому что, ты — грузин и потому что, это традиция? Для женщин в нашей стране свадьба — это штамп. А для мужчин? Про зятя расскажи?

Валерий Меладзе: Мне кажется, он хороший, надежный парень.

 

Иван Ургант: А я уверен, что он такой. Я знаю, что он — наш коллега. Он же работает журналистом на телеканале Аль-Джазира. А это — Костя, и это старший сын (показывает фото Валерия Меладзе с сыном Костей – ред.). И скажи мне, пожалуйста… Как происходит все вообще? Что он любит? Чему ты его учишь? Чем ты ему помогаешь? Помогает ли твое техническое образование в его увлечениях и так далее? И, вообще… Он будет артистом там, например?

Валерий Меладзе: Ну, перешли на серьезный разговор.

 

Иван Ургант: Поговорим о технике.

Валерий Меладзе: Да, действительно. Костик, во-первых, уже почти перегнал меня по росту, хотя ему только исполнилось 13 лет. Он действительно очень увлекается техникой. И он, по складу своего мышления, инженер. Так же, как и я. Ему ужасно нравится все, что касается техники, механики, электричества.

 

Иван Ургант: Так, расскажи про шоу «Дети. Голос». Ты — единственный из членов жюри…

Валерий Меладзе: Наставник.

 

Иван Ургант: Наставник, у которого есть дети. Из вас, троих. Да. И у тебя их много. Ну, ты чувствуешь свое превосходство?

Валерий Меладзе: Если честно, то я иногда всячески скрываю свое… Иногда даже недостаток своих знаний. Это то, что касается, вообще, профессионализма.

Что Дима, что Нюша – они безумно профессиональные ребята и образованные. А то, что касается наличия детей или отсутствия детей… Скажу честно, я-то думал, что мне поможет умение работать с детьми. Умение их воспитывать. Абсолютно нет. У меня нет в этом плане никаких преимуществ. Потому что, ребята с такой душой относятся к своим подопечным, что здесь я не могу им дать никакой форы.

Иван Ургант: Ну, ты конкуренцию ощущаешь? Вот был случай, я помню, когда Дима сразу повернулся. И ты сразу его заподозрил, что он знал эту девочку заранее и так далее.

Валерий Меладзе: Потому что, она издала всего лишь две ноты, но он угадал. Исходя из этого, он или в двух этих нотах что-то услышал необыкновенное…

Иван Ургант: Но зная Диму, вряд ли.

Валерий Меладзе: Отнюдь. Отнюдь. С другой стороны, когда мы сидим спиной, то мы никак не можем угадать ребенка.

Иван Ургант: А ты, когда до этого смотрел шоу «Голос», где нужно поворачиваться, ты представлял себе, что ты — там? Ты пробовал? Ты, перед тем как пойти наставником, пробовал с закрытыми глазами слушать?

Валерий Меладзе (шутит): Да, я поставил своих детей и стоял к ним спиной. И пытался угадать. Нет, конечно, я не пробовал. Всегда интересно впервые попробовать что-то. Я не люблю готовиться специально к чему-то. Тем более, что это — бессмысленно.

 

Иван Ургант: Но это же — серьезнейшее испытание, это — ответственность большая. Вот Нюша была у нас… Она рассказывала про эти моменты, когда никто не поворачивается.

Валерий Меладзе: Ну, это страшный момент.

 

Иван Ургант: Да. Ты же понимаешь, что ты, как мужчина, как джентльмен, должен… Все равно же хочется. Нужно повернуться, чтобы не плакал ребенок. Вот как в такой ситуации ты себя оправдываешь перед самим собой?

Валерий Меладзе: Ну, если честно, то никак.

Иван Ургант: Правильно. Дети — детьми, работа — работой.

Валерий Меладзе: Я пытаюсь найти нужные слова, чтобы как-то успокоить ребенка. Это маленькое, доброе существо стоит и делает вид, что оно тебя понимает. И не плачет: ни мальчик, ни девочка. А потом, когда уже передача смонтирована, и мы ее смотрим, и мы видим, что когда они заходят за кулисы, мы видим, как они плачут.

Это ужасно, на самом деле. Я — сам сентиментальный человек. И в некоторые моменты, у меня у самого шли слезы.

 

Иван Ургант: Валера, когда ты последний раз плакал?

Валерий Меладзе: Да, вот недавно.

 

Иван Ургант: Важно ли, кстати, понять, когда ты слышишь голос, это мальчик или девочка?

Валерий Меладзе: По голосу не то, чтобы невозможно было понять, мальчик или девочка. А даже — какой возраст. И представить себе было невозможно, это очень интересный момент… Когда поворачиваешься и вдруг ты видишь человека, которого ты обязательно взял бы, если б ты не только слышал, как этот человек поет, но и как он выглядит. И бывает так, что уже поздно. Потому что, мы не нажали на кнопки и нас развернул уже автомат. И мы уже ничего сделать не можем.