Музыкальный стиль «Хора Турецкого» википедией определяется как «Classical Crossover» — синтез элементов рок-музыки, поп-музыки и электронной музыки. Однако творчество Михаила Турецкого и его коллектива выходит за рамки традиционных музыкальных стилей: многоголосное пение, имитация голосами музыкальных инструментов, плюс интерактивность делает «Хор Турецкого» не только самобытным, но и продвинутым музыкальным коллективом. Читайте беседу Михаила Турецкого с Тиграном Кеосаяном в передаче «Международная пилорама».

 Тигран Кеосаян: Приветствую, будешь чаек? Когда ты впервые понял, что музыкой можно зарабатывать?

Михаил Турецкий: В 7 лет. Когда старший брат (он был старше меня на 15 лет) ставил меня на стульчик. Он приводил свою компанию из Московского Авиационного института, доставал гитару. И ему нужно было разогреть девушек. И я, в этом плане, был у него инструмент завоевания. Вот он ставил меня на стул. И обещал мне какие-то привилегии: либо рубашечку купить, либо сводить куда-то – мороженое поесть. И вот это – была оплата реальная.

 

Тигран Кеосаян: То есть, он делал все это – рубашечку…

Михаил Турецкий: Обязательно. Он водил меня в «Детский мир», делал мне какие-то подарки.

А я за это пел песню: «Сиреневый туман над нами проплывает, над тамбуром горит…» И уже прелюдия происходила.

 

Тигран Кеосаян: Ты знаешь, это сюрр. Мне было 12 лет, или 10. Я учился в музыкальной школе. И разучил на свою голову «Лунную сонату». Первую часть. Так мой старший брат будил меня ночью, тоже девушки. Говорил: «У меня брат умеет играть «Лунную сонату». Но ничего мне не обещал. Слушай, надо было родиться в еврейской семье.

Михаил Турецкий: Я бы не согласился! Просто так! Хотя, публика – это тоже наркотик. Ты подсаживаешься на публику. Ты видишь, что ты имеешь успех!

 

Тигран Кеосаян: Это правда, что фортепиано было дороже и ты учился на флейте?

Михаил Турецкий: Ну, да. Моя семья была стеснена в средствах. И поэтому, моя мама привела меня в музыкальную школу. А там был такой список: «Фортепиано – 20 рублей, скрипка – 15, трамбон, фагот, габой – 9 рублей. Труба – 5 рублей, флейта – 3 рубля. И я, прямо, это помню – самая последняя строчка: «Флейта – пикколо – 1 рубль 50 копеек». И я пошел туда.

 

Тигран Кеосаян: Как тебе удалось собрать гарем? Если кто не в курсе, то кроме «Хора Турецкого» есть еще «Сопрано Турецкого». Это такие модели, поющие. Как это удалось?

Михаил Турецкий: Когда коллективу «Хор Турецкого» исполнилось примерно 18 лет, я решил, что ему нужна пара. Я понял, что нужно раздвинуть рамки. Что мне не хватает…

 

Тигран Кеосаян: Ух, какие рискованные выражения!

Михаил Турецкий: Я чувствовал, что ты на это бурно отреагируешь.

Я понял, что мне не хватает для счастья, проникающего прямо в сердце женского вокала. Устал я от мужских голосов.

И я стал собирать эту группу. Я объявил большой кастинг. К слову «кастинг», кстати, можно придраться.

Тигран Кеосаян: А кто кастинговал, кроме тебя?

Михаил Турецкий: Ты знаешь, чтобы быть максимально беспристрастным, я посадил несколько людей, которые только в музыке разбираются. И больше не в чем. Перед тем, как мы пускали человека на кастинг,  для нас было самое главное – его история жизни. То есть, просто красивая поющая девушка не могла даже прийти на кастинг. Поскольку, это подмена понятий. Для нас очень важно было, чтобы с 3-х, или с 4-х или с 5-ти лет этот ребенок уже занимался музыкой.

 

Тигран Кеосаян: Экстерьер или вокальные данные были главными при наборе в «Сопрано Турецкого»?

Михаил Турецкий: У человека изнутри должно быть сияние, свечение, талант. Вот талант – он в глазах! Я смотрел в глаза и говорил: «Талантливый человек». И рот, обязательно.

И дальше (и я готов за это ответить), если есть глаза и талант – то человек не может плохо выглядеть!

 

Тигран Кеосаян: Я понял. Приходили замухрышки, 1 метр 28, со свечением изнутри. Михаил это разглядел и говорит: «Девчонки, вы – классные, но метр 28 – метр 45… И жизнь заставила людей как-то подрасти. Жена не ревнует, Миша?

Михаил Турецкий: Она очень практичная женщина. Он говорит, что за этим есть будущее. Что за этим есть коммерческий успех. Извините, приходится терпеть (смех в зале)

 

Тигран Кеосаян: А есть ли в «Сопрано Турецкого», в контракте пункт, что они не могут выходить замуж?

Михаил Турецкий: В «Сопрано» работают 9 человек-певиц. И музыканты. Это группа, где есть возможность уйти в академический отпуск. Если они, конечно, сразу, вдевятером не забеременеют. Но, может быть, это тоже выход. Ну, уйдет эта группа на полтора группа в академический отпуск. Чтобы ты знал: Две девушки из группы уже вышли замуж, родили ребенка и вернулись в коллектив. И они работают!

 

Тигран Кеосаян: Артисты твоего хора ежегодно выходят на сцену 200-250 раз. 100 раз садятся в самолет. Проезжают 120 тысяч километров в год на автомобилях и поездах. Вы когда, вообще, живете?

Михаил Турецкий: Я вот, например. В 0 часов 30 минут вылетел из Берлина. Прилетел домой на час. Потом в 6-25 улетел в Самару. Но час-то я был дома!!!

Потом 9 мая я был утром – дома, днем – на концерте, вечером – опять дома.

 

Тигран Кеосаян: А ночью я же иногда сплю!

Михаил Турецкий: А жена моя говорит, что залог успешной семейной жизни – это то, что мужа часто нет дома. По нему всегда скучаешь, и он никогда не надоедает. Послушай, как это звучит!