В творческой семье талантливых людей даже бытовуха принимает замысловатые формы. В доказательство вышесказанного, Сергей Безруков и Анна Матисон рассказали, как они работают и отдыхают вместе. Читайте текстовую версию беседы звездной пары в передаче «Вечерний Ургант» на Первом канале.

Иван Ургант: Здравствуйте, дорогая Анна! Здравствуйте, любезный Сергей.

Сергей Безруков: Прямо как на соревнованиях по фигурному катанию!

Иван Ургант: Нет, ну что вы, перестаньте, вас любят. Вот скажите, Анна… Мы даже с Сережей об этом говорили. Мы с вами не говорили по поводу фестиваля в Японии. Вы, как раз, собираетесь туда повести фильм. И вот, наконец-то, вы туда поехали. И я так понимаю, что эта поездка была крайне любопытная. Потому что, насколько мне известно, фильм «После тебя» выходит в широкий прокат в Японии.

Сергей Безруков: Да. А пока ведутся переговоры. Я надеюсь, конечно.

Иван Ургант: Сережа, давай будем врать. Никто не проверит никогда. Как название фильма, во-первых, звучит по-японски?

Анна Матисон: Сережа знает. Давай.

Сергей Безруков (не членораздельно говорит на псевдо японском): Да. И никто не проверит. Будем врать! Никто никогда не проверит.

Иван Ургант: Ну, посмотрим, вдруг кто-нибудь и проверит. Ну, хорошо, у меня есть фотографии ваши — из японской поездки. Я прошу вас их комментировать. Во-первых, фотография, когда японские поклонницы фотографировались с Сергеем. А откуда такая фотография? Расскажи, Сережа, как это происходило?

Сергей Безруков: Ну, как? Они посмотрели «Бригаду»… и Саша Белый… (далее снова не членораздельно)

 

Иван Ургант: Ааа, «Бригада»! Как в Японии вам? Аня, вы бывали в Японии до этого?

Анна Матисон: Нет. Сережа, ты был в Японии до этого?

Сергей Безруков: Я — мельком. Мельком.

 

Иван Ургант: Ну, расскажите, это же интересно. Вы приехали на фестиваль в статусе звезд. Что вас удивило? Что вас впечатлило? Это же очень интересно.

Сергей Безруков: Ты знаешь, самое поразительное, что они действительно любят детей. Причем они не видели «Бригады», это я пошутил. Они меня вообще не знают.

 

Иван Ургант: Они принимали тебя за ребенка?

Сергей Безруков: Нет. Вот если бы я приехал с Митей!!! Я просто к тому, что они действительно очень уважительно относятся к семьям, где есть дети. И все внимание направлено на то, чтобы, действительно, детям сделать праздник.

Иван Ургант: Как зрители принимали фильм? Если, все-таки, ведутся переговоры – значит, он заинтересовал японского зрителя? Потому что, этот фильм, насколько я понимаю, не про Японию совсем.

Анна Матисон: Вот поскольку Сережа — продюсер, а я не продюсер, то мне можно сказать: На самом деле, конечно же, нас ждет широкий прокат. И японцы очень заинтересовались. Да. Вот я сейчас нарушаю все, что сказали мне не говорить. Но на самом деле, конечно же, они очень заинтересовались и берут в прокат. И потом все ходили и говорили: «Темников сан, Темников сан». За Сережей ходили. Дежурили в отеле за Сережей.

 

Иван Ургант: Темников – это герой.

Анна Матисон: Это главный герой.

 

Иван Ургант: В вашей семье — у вас такое сложное сочетание. У вас в семье – актер, продюсер и режиссер. Вот у вас как распределяются роли? Кто кому говорит: Иди, гуляй с собакой? Вот я пытаюсь понять.

Сергей Безруков: Продюсер актеру, конечно. Да, конечно.

 

Иван Ургант: Продюсер говорит актеру? То есть, ты сам себе это говоришь?

Сергей Безруков: Конечно. И все, идешь гулять с собакой. Иди быстро, быстро.

Анна Матисон: У них вообще (у продюсера с актером) вечный диалог!

Иван Ургант: Вечный? Он разговаривает сам с собой? Я могу показать еще одно фото? (на фото Сергей Безруков с любимой собакой Полли – ред.) Просто, все говорят, что собаки похожи на своих хозяев…

Сергей Безруков: Ну, во-первых, это лицо абсолютно уставшего продюсера. То есть, продюсер — уставший.

Анна Матисон: Тем более, что наша собака – это, чуть ли, не главная женская роль в фильме «После тебя».

Иван Ургант: Ну, да, как я мог . Слушайте, а вы же снимаете…

Сергей Безруков: На самом деле, это Полли попросила, чтобы я выложил ее в Instagram.

 

Иван Ургант: Полли? Да. Можно ли узнать… Вы Полли снимаете прямо в фильмах? Все тоже…

Анна Матисон: Мы всегда ей даем такую маленькую роль. Это такой маленький автограф. Она у нас и в «Млечном пути», и в новом фильме сейчас.

 

Иван Ургант: Секунду! Когда снимают собаку, то на съемочную площадку обычно приезжает собака со специальным дрессировщиком. И режиссер говорит: Вот так, вот это. Когда вы берете свою собаку… То как режиссировать свою собственную собаку? Понимая, что вам, все равно, ехать вместе в одной машине. И потом ему — смотреть на вашу обувь.

Анна Матисон: Ну, роль писалась просто под нее, сразу же. Все очень просто — мы репетируем прямо в машине. Так что, мы учитываем.

Сергей Безруков: Репетиции по пути. Репетиции дома, в машине. То есть, все гораздо проще.

 

Иван Ургант: Отдельное огромное спасибо от нашей передачи, что вы сняли Дмитрия Хрусталева в фильме. У нас есть большая кузнеца талантов. Да. Митя играет роль в фильме. Главную роль, в общем. Одну из, как он говорит, главных ролей.

Анна Матисон: Абсолютно главная роль!

Дмитрий Хрусталев: Да нет! Ну, 7 секунд всего. И это — единственный провал в этом фильме.

 

Иван Ургант: Митя, ты единственный человек, который считает время, прямо секундомером. Главный герой… Мы об этом говорили, когда ты приходил сюда. Главный герой – это артист балета. Правильно я понимаю? Бывший. Артист балета, который невероятно популярен и так далее. Потом он ушел из профессии, надолго. И на 20 лет – все. И вот, Сергей Безруков должен сыграть артиста балета. И Анна должна это режиссировать. И при этом, вы находитесь в родственных отношениях. И вы понимаете, что это непросто — делать все то, что делали балетные артисты. Кто был дублером? И был ли дублер? И насколько люди верили, что это делал сам Сергей? И что делал сам Сергей?

Анна Матисон: На какую часть вопроса мне ответить?

Сергей Безруков: Мы, во-первых, купили станок домой.

 

Иван Ургант: Что значит, купили станок? Купили просто эту палку, и все?

Анна Матисон: Швабру приклеили.

Иван Ургант: Приклеили к стене. Налепили к стене, у станка. И пошли. Нет, ты шутишь? Или ты это серьезно?

Сергей Безруков: Ну, там модерн. Нет, я, конечно, шучу.

 

Иван Ургант: Ну, хорошо, но тем не менее. Притом, что мы все знаем, что Сережа — невероятно пластичный. Да. И я это лично знаю. Мы с ним снимались во многих фильмах. Сережа, ты был очень пластичным.

Сергей Безруков: От слова «пластика», на самом деле.

 

Иван Ургант: Да, да. Вот и эта сцена, где Высоцкий садится на шпагат! Кстати, но это же тяжелейший труд. Вообще, когда люди смотрят… Сколько процентов того, что ты танцевал — ты танцевал сам?

Анна Матисон: 90.

Сергей Безруков: 90 процентов. У меня был замечательный хореограф Раду Поклитару, который поставил этот номер. Он посмотрел, насколько я технически способен танцевать. И потом он сказал: «Действительно, будешь работать на 90 процентов сам».

У меня был дублер, конечно. Это Денис Матвиенко, солист Мариинского театра. За что ему — огромное спасибо. Прыжки, конечно, делал он. Потому что, чтобы делать такие прыжки — нужно заниматься хореографией с детства, конечно же. Я просто не способен был так прыгать. Но все остальное — делал я сам. И это было не просто. Я сейчас даже сижу и ловлю себя на мысли, что моя спина — совершенно не танцовщика…

 

Иван Ургант: А вот как сидит танцовщик? Покажи, как сидит Темников?

Сергей Безруков (садится в кресле как настоящий танцовщик): Фильм, на самом деле, не про балет. Да, балет там есть, последние пять минут. И это очень важно. Допустим, начинаешь говорить, что я сыграл артиста балета. Ой, нет. Мой артист ездит на Феррари. Я ему говорю: «Артист балета, на Феррари, довольно таки, крутой парень, гетеросексуал». Ну, это не интересно. Поэтому первую премию на международном кинофестивале в Токио взял артист, который сыграл роль трансгендера. И собственно говоря, наша надежда — рухнула, потому что, я был…

 

Иван Ургант: Аня, берите на заметку! Вы же замечательно пишите сценарии. Вы замечательно ставите фильмы! Ну, сделайте мужу подарок — пускай сыграет трансгендера.

Анна Матисон: Подарок ли?