Елена Летучая – это наша с вами совесть, которая ходит с телекамерой и проверяет: У всех ли в сфере обслуживания все в порядке? Ведь все мы хотим, чтобы нас хорошо обслужили за наши деньги и предоставили качественную услугу. А как этого достичь в условиях отсутствия общего контроля и цензуры? Только с помощью телевидения. Читайте, что рассказала ревизор Елена Летучая в студии Вечернего Урганта.

 Иван Ургант: Бывали такие случаи, когда вы одевали платье задом наперед, а узнавали об этом только на передаче?

Елена Летучая: С платьем такого не было, а вот с бельем бывало.

 

Иван Ургант: Задом наперед? И что это было за телешоу?

Елена Летучая: Ревизорро.

 

Иван Ургант: Что у вас происходит?

Елена Летучая: Я размножаюсь в телевизионной сфере.

 

Иван Ургант: Каким образом это происходит? Вы одна принимаете участие в этом процессе? Или вам нужен кто-то для размножения?

Елена Летучая: Мне нужно много людей для размножения, как бы это странно не звучало. Вся линейка «Ревизорро» размножается. Вчера была премьера «Школы Ревизорро». Там мы растим новых ревизорро.

 

Иван Ургант: Стоп-стоп. Кого вы возьмете в ревизорро? Вы будете выбирать людей, со стальным…. Чем?

Елена Летучая: У нас есть разные участники сейчас. У нас есть и ресторатор, есть бренд-шеф нескольких ресторанов. У нас есть и стюардесса, журналистка. То есть, это люди из разных профессий, как правило, из сферы обслуживания. Которые понимают, о чем идет речь.

Но честно говоря, я не довольна ими.

 

Иван Ургант: Похоже, останетесь! В чем заключается испытание? У вас – какие были кастинги? Никаких  не было кастингов! Вы пришли, вас увидели, вам сказали: «Поехали», и вы сразу, в эту шашлычную. Что эти люди должные сделать, чтобы той планке, которую вы задали?

Елена Летучая: Ревизор – это человек бесстрашный. Значит, они не должны ничего бояться, не должно быть внутренних страхов. Ревизор – это человек честный.

 

Иван Ургант: Бесстрашный – вы понимаете…

Елена Летучая: Вы понимаете, работа, которую я делала три с половиной года, предполагает, что ты ничего не боишься. Каждый раз идешь – боишься, но перебарываешь страх. Есть страхи, которые люди не перебарывают. И мы им в шоу помогаем.

 

Иван Ургант: Ок, давайте… Что там у вас боялись люди и что вы им подсовывали?

Елена Летучая: Например, один человек у нас боялся одиночества. И мы его в гробу, ночью закопали.

 

Иван Ургант: Вы камеру туда поставили внутрь?

Елена Летучая: Конечно.

 

Иван Ургант: Роскошно! Пусть полежит там месяца четыре, и отличный герой для шоу Андрея Малахова у нас есть. Вы предполагаете, что избавиться от страха одиночества можно только этим способом?

Елена Летучая: На самом деле, участник благодарил нас потом.

 

Иван Ургант: Спасибо, что открыли. Назовем его Гоголь. Наверное, вылез оттуда, весь седой.

Елена Летучая: А он лысый просто.

 

Иван Ургант: А каленое железо, дыба – есть более простые способы?

Елена Летучая: Да! Самое интересное, знаете, что было? Это проверка на кухне. Во-первых, была реальная проверка. Но там не больше весело – больше страшно за них было. Была такая специальная, учебная кухня, куда мы набрали харизматичных актеров. Волосатый охранник всех встречал. Были повара – масляные все.

 

Иван Ургант: Я понял. Это такой тренажер, когда спецназовцы тренируются. Полоса препятствий? И задача какая была?

Елена Летучая: Для каждого участника – своя задача была.

Для начала, надо было пройти охранника. Договориться или прорваться, потому что, это важно – зайти на кухню. Дальше агрессивная повариха кидала ведро с мусором на голову.  Нужно было оставаться спокойным. На девушек повара-мужчины оказывали свое очарование, начинали приставать к ним, целовать.

 

Иван Ургант: Скажите, на вас, за три с половиной года, заходя на кухню, часто оказывали очарование повара?

Елена Летучая: Пытались.

Иван Ургант: Приставали? Прямо, своими руками в майонезе, лапали вас?

Елена Летучая: Не лапали. Но пытались очаровать, заговорить. Усыпить бдительность, как я называю. Потом, один раз меня щекотали, но это была девушка. Я держала (дверцу) холодильника, а она начала меня щекотать. А я очень боюсь щекотки. И я руки собирала, а она схватилась за холодильник. Я ее спросила: «Зачем вы это делаете?». А она, от злости, не знала, что ответить и сказала мне: «У вас губы размазались!».

А я сказала: «Зато я покажу все, что у вас на кухне творится». Это была одна из самых ужасных кухонь в Костроме.

Иван Ургант: Вы же из Ярославля? Кострома там не далеко?

Елена Летучая: Не далеко.

 

Иван Ургант: В Ярославле-то как? Пускают вас обратно? Вы в своем, родном городе заходили так на кухню?

Елена Летучая: Конечно. Побаиваются, как и везде.

 

Иван Ургант: Побаиваются? Вы понимаете, что вы кого-то сделаете, вместо себя… И жизнь человеку испортите.

Елена Летучая: А работать надо честно!

Иван Ургант (манерничая): Ой-ой-ой!