Название и тему для свежей беседы актера Павла Прилучного в Вечернем Урганте нам подсказал сам Иван Ургант. Он сказал буквально следующее: «После твоего интервью, Паша, выйдут статьи, где все будут обсуждать твои татуировки». Что же, журнал «Интервью со звездой!» не будет разочаровывать известного телеведущего.

Иван Ургант: У меня есть фотография того, Павел, что происходит в мире. 9 марта эта фотография появилась в вашей социальной сети. И на ней вы и какой-то усатый мужик. Который вам, в черных перчатках на плече ТАТУХУ БЬЁТ?

Павел Прилучный: Мы ели бургеры просто.

Иван Ургант: Нет, Павел! Зачем же вы тогда с голыми плечами бургеры ели? Ну, что, Павел, новая татуировка?

Павел Прилучный: Ну, есть чуть-чуть. А вы следите за мной?

Иван Ургант: Как же за вами не следить?

Павел Прилучный: А я за вами тоже слежу.

Иван Ургант: Каким образом татуировка оказывается на вашем теле? Много татуировок у вас?

Павел Прилучный: Да не слишком!

Иван Ургант: Кроме этой знаменитой, которой мы завидуем все.

Павел Прилучный: Все артисты завидуют.

 

Иван Ургант: Кстати, как появилась эта самая первая татуировка? Это же самая первая татуировка?

Павел Прилучный: Да.

Иван Ургант: Решили попробовать и сделать на самом видном месте? Как это произошло?

Павел Прилучный: Ну, если уж совсем открывать все карты, то Паша Санаев и Александр Бондарев…

Иван Ургант: Это фильм «На игре»?

Павел Прилучный: Мы все вместе сели и придумали, что у моего героя будет татуировка здесь. Хотели вначале нарисовать. Но в то время, я, как-то, не доверял гримерам. Мне казалось, что вначале у меня будет здесь татуировка (показывает на шею – ред.), потом она будет чуть выше, потом, возможно, в конце концов, на груди.

 

Иван Ургант: Вы думали, что так долго будет сниматься фильм? Что вы будете физически меняться?

Павел Прилучный: Нет, ну, правда, вы слишком внимательны ко мне.

Иван Ургант: И вы решили, чтобы всё было по правде, сделать настоящую татуировку?

Павел Прилучный: Ну да, кино – это же правда. Нужно, чтобы всё натурально было. Конечно, я не очень правильно и умно поступил. Но в тот момент, мне казалось, что в кино меня больше снимать не будут.

Иван Ургант: И вы напоследок… Чтобы запомнить этот процесс, да?

Павел Прилучный: Ну, у нас же есть очень много артистов, которые один раз снялись в кино и всё. Я думал, что буду таким же. Думал, что это будет один мой фильм. Нет, опять продолжили меня снимать!

Иван Ургант: И что, вы сделали татуировку? Как отнеслись к этому создатели фильма, когда вдруг то, что они придумали, оказалось на вашем теле?

Павел Прилучный: Ну, в какой-то момент они меня чуть не убили, сразу же: «А если вдруг заражение? А у нас завтра съёмочный день, а у тебя тут всё распухнет и т.д. Ты что делаешь?» В итоге они прониклись. Всё равно, когда делаешь какой-то поступок, так или иначе, он поглощает тебя. Что я сказал сейчас?

 

Иван Ургант: Это самое идиотское объяснение, зачем я сделал татуировку, которое я слышал в жизни. У нас часто выходят статьи, когда вы что-то говорите. Хорошо, но вы же на этом не остановились?

Павел Прилучный: Я же говорю, поглощает.

Иван Ургант: Хорошо, сколько сейчас татуировок?

Павел Прилучный: Да немного, так…

Иван Ургант: Я уверен, что вы знаете это число. Давайте посчитаем.

Павел Прилучный: Нет, тут невозможно считать. Потому что, ЗДЕСЬ одна большая, и ЗДЕСЬ одна большая. И тут одна, и тут. Ну, в итоге шесть.

 

Иван Ургант: Шесть? А какая в результате оказалось последней?

Павел Прилучный: Ну, на самом деле, во всех татуировках идёт свой смысл. То есть, в единственной – в первой, у меня нет никакого смысла. В то же время, я нашёл смысл. Потом уже, для себя.  Я сначала хотел ее стирать, а потом подумал. Знаете, у американцев есть такие заключённые, у которых на спине написано «DOS».

Иван Ургант: Типа, вы сидели в американских тюрьмах.

Павел Прилучный: Типа да. Я подумал, не плохо, если я когда-нибудь в жизни это наколю.

Иван Ургант: У всех наколото сзади, а у вас наколото с боку.

Павел Прилучный: Ну, так получилось. Просто был пьяный мастер.

Иван Ургант: А вот дети? Тоже захотят? Захотят рано? Захотят, лет в двенадцать?

Павел Прилучный: Уже рисуют. Ну, а в принципе, что такого?

Мне кажется, что нет в этом ничего плохого. Если это со смыслом каким-то хорошим. Если это что-то несёт для тебя. Не как у меня, на шее.

 

Иван Ургант: Я так понял, что это просто исключение.

Павел Прилучный: Ну, да.

 

Иван Ургант: А как, кстати, роли? Вы играете в «Мажоре», в других современных ролях. Одна татуировка может быть. А вот, например, если роль какая-то историческая. Как вы будете играть?

Павел Прилучный: В «Мажоре» вы видели, мне же закрашивают татуировку.

Иван Ургант: Её закрашивают плотным гримом?

Павел Прилучный: Да. Есть же всякие распылители.

Иван Ургант: А, пульверизатором просто проходятся, и всё?

Павел Прилучный: Конечно. Так что делайте татуировку.

Иван Ургант: Слушайте, вот я не могу понять, вы – и в спектакле? Паша, я очень люблю ваши роли в кино. Но роли в театре, просто посмотрите, пошли ещё дальше. Я пытаюсь понять, вот этот спектакль, вы с ним уже проехали. В Москве это будет премьера. И вдруг, Павел Прилучный… Вот идут девушки, которые хотят увидеть своего героя, своего любимого артиста… И вдруг, на сцену  выходить баба, ну вы понимаете, с перегидроленными волосами и ещё в чёрном платье. А ещё на животе прозрачно. И они понимают, что это – и есть Павел Прилучный. Почему вдруг вы — в женском облике?

Павел Прилучный: Хороший, смешной спектакль. Если вы знаете, Александр Коровкин написал, знаете? Написал замечательную пьесу. Я когда прочитал, с удовольствием согласился.

 

Иван Ургант: Вы же отказывались до этого играть в театре…

Павел Прилучный: Согласен.

Иван Ургант: Вы же с женой играете, с Агатой?

Павел Прилучный: Да.

 

Иван Ургант: Вам же всё время предлагают роли, вы — два актёра. Красивые, молодые. Вам всё время что-то предлагают. Но вы долго отказывались. И вдруг, почему-то согласились здесь. Почему здесь? Никогда не предлагали переодеваться?

Павел Прилучный: Нет, на самом деле, тут был режиссер Саша Мохов, с которым я давно работаю. Мне понравилось, как он работает. И больше всего, мне понравилось, что он честно хочет сделать спектакль. Мы не называем это «антрепризой». Мы называем это спектаклем, всё-таки. Потому что, антреприза — это такое название, как будто, люди хотят что-то сделать, заработать деньги быстро и уйти. Мы хотим заработать деньги, естественно. Там история, что бывший заключённый сбежал…

Иван Ургант:  Так вот для чего ты делал татуировки! Смотрите, как всё сходится! А заключенный — с какой страны?

Павел Прилучный: С нашей. Ну, сбежал он из тюрьмы и попал в единственное место, которое ему было близко – это дом его тётушек. Он прибежал туда, а там был ещё и артист, который сбежал из тюрьмы.

Иван Ургант:  Всё совпало. Из всего, есть заключённый, артист, татуированный. Единственное, Паша, вы только не сидели. Всё остальное — у вас уже есть.

Павел Прилучный: Ну, почему не сидел?