При вручении «Оскаров» в 2017 году было много не понятного. Статуэтки – то вручали одним номинантам, то отдавали другим. Но один «Оскар», а вернее его получатель, был известен задолго до церемонии вручения-2017. Им стал великий актер Джеки Чан, и «Оскар» этот – «За вклад в кинематограф». Читайте интервью Джеки Чана в Вечернем Урганте после выхода третей части фильма «Доспехи бога».

Иван Ургант: Вот вы в кино… Сложно в это поверить: сколько вы снимаетесь в кино? Вот всего, сколько лет вы — в кинематографе?

Джеки Чан: Сколько тебе лет?

Иван Ургант (с хитрецой): 23.

Джеки Чан: 23? Тогда мне 32. Я занимаюсь кино, мне кажется, все уже знают, сколько.

Я в индустрии кино 55 лет. Это включает детские всякие вещи. Всякие режиссёрские, актерские работы, продюсерские. 200 фильмов всего, мне кажется.

Иван Ургант: А вы можете гримировать людей? Выставлять свет на площадке?

Джеки Чан: Да. Все можно. Когда я был молодой, я работал дублером. Слишком молодой – 16 лет мне тогда было. Нужно было вести себя, как большой парень, а я не мог. У меня лицо детское. Всегда брали, знаете, крючок такой рыболовный? Вот так делали (показывает, как ему крючком подымали щеку – ред.). Режиссёр говорит: «А, классно, молодец, давай, иди сюда». Иначе детское лицо, совсем молоденький. Как может быть убийца с таким лицом, с лицом малыша? Сейчас мы это так сделаем, а завтра вот так, вот так, потом вот так. Меняют лицо. Я делал специальный грим, чтобы режиссеру понравилось.

Иван Ургант: Слушайте, а как изменились боевики за 50 лет? Мы начали смотреть экшен-фильмы благодаря вам. Мы выросли на этих фильмах, благодаря вам. Да и сейчас они изменились колоссально. Как вы относитесь к тому, что сейчас происходит в этом отношении?

Джеки Чан: Большие, большие, большие перемены. Когда я был молодой, мы снимали всякие боевики, было вот так… (виртуозно машет руками – ред.) Да, да, да. Потом как-то, это все, знаете, Тень орла. Да. Иногда я смотрю на это и спрашиваю себя: Что случилось с этой рукой, куда она делась? А с этой рукой — что случилось? Все время дерешься одной рукой. А потом было больше таких модельных вариантов, стильных. Больше про стиль.

А сейчас боевик – это настоящая борьба спецэффектов. Медленно, медленно… В Америке сейчас все больше используется спецэффектов.

 

Иван Ургант: Расскажите мне, но у вас же, практически нет дублеров. Большинство того, что вы делаете — вы делаете самостоятельно. Вопрос один: Сколько стоит страховка вашего здоровья в год?

Джеки Чан: Нет, нет, вообще не сколько.

Во всем мире, Джеки Чан — в черном списке у страховых компаний. Сначала Джеки Чан, потом Джесси (сын Джеки Чана – ред.) – мы все в черном списке.

Иван Ургант: В черном списке вы находитесь у всех страховых компаний? Сколько у вас переломов?

Джеки Чан: Не так много: Череп однажды. Три раза переносица. Один зуб отсутствует. Тут порез был сильный, там порез, тут порез. Тут разбито. Сломано-сломано, сломано. Здесь трещина, трещина, трещина, там трещина, там трещина. Сломал, сломал, трещина… Ну, как-то так.

 

Иван Ургант: Скажите, за сколько дней вы узнаете, что погода будет меняться?

Джеки Чан: Когда болит – значит, будет солнце. Оба болят – значит, дождь пойдет. Все болит — значит, снег пойдет. Снег пойдет, да. Глупости, я вообще в это не верю.

 

Иван Ургант: Ну расскажите про новые «Доспехи Бога». Первые два фильма — я на них вырос. У меня мать – 162 сантиметра, отец – 163 сантиметра, я вырос на ваших фильмах. Я — такого роста благодаря тому, что я стоял в последнем ряду видеосалона и выглядывал ваши фильмы из-за людей. Расскажите, почему вдруг? Что это будет за кино? Большой перерыв был, последний фильм был с вами снят в 1992 году. Расскажите, пожалуйста.

Джеки Чан: Из-за того, что действие прекратилось… Жизнь очень короткая. И я хотел передать зрителям, что я артист. Я — не какой-то герой боевика. Я пытался изменить своего персонажа, последние пару лет. Так же фильм Каратэ пацан», я играл там старичка.

Я хочу, чтобы зрители знали: Я — актер, а не какой-то герой боевика. Я бы хотел бы быть азиатским Робертом де Ниро!

После фильма «Каратэ пацан», где я играл старика, я теперь снимаюсь в китайском сериале. Так что я возвращаюсь, я покажу вам. Я, скорее всего старше тебя, но я быстрее, чем ты. Это точно. Быстрее.

Иван Ургант: Это точно, это точно. И не надо это проверять, пожалуйста. Не надо – я верю, я верю действительно, я верю, верю. Скажите, но что это будет: Кино уже снято? С современными технологиями? Где снимали это кино?

Джеки Чан: Честно говоря, зрители не хотят видеть Джеки Чана, который будет выглядеть, как Спайдермен или Бэтмен. Или с синими ногами и хвостом к лошади — это никто не хочет видеть, да. Ты (показывает на Ивана Урганта – ред.) можешь быть Спайдермэном. Он (показывает на Дмитрия Хрусталева – ред.) может быть, а я не хочу.

Очень мало кто может быть Джеки Чаном. Поэтому, я бы хотел делать настоящие вещи, какие-то. Никаких спецэффектов, просто все, то же самое, что я делал раньше. Если я бью – то я бью. Если я пинаю – то пинаю.