09a8820bf99054420e5481bc0b2be6ff8 ноября великий русский артист Олег Меньшиков праздновал свое 56-летие. Ну, как праздновал… Пришел в гости к Вечернему Урганту и рассказал, что обычно ему дарят на дни рождения. Чего бы хотелось, а также о том, как с честью выйти из такой деликатной ситуации, как день рождения. И какой разговор без театра?

 Иван Ургант: Ну, почему вы пришли? Почему вы в свой день рождения? Мы счастливы, что вы приходите! Это так нам приятно, что вы вместо того, чтобы праздновать, гулять, ездить на тройке по Тверской… Как, кстати, вы празднуете дни рождения?

Олег Меньшиков: Вы знаете, я сегодня праздновал в театре. Праздновал, в смысле, играл спектакль – так проще. Вообще, я считаю, что день рождения — нужно, чтобы тебе делали. Потому что обычно, у нас как принято? Что человек в день рождения вкалывает, особенно раньше, в моем детстве. Весь день ты готовишь, весь день покупаешь, потом приходят люди и все это сжирают. После этого моешь все это.

И после этого, якобы удовлетворенный от праздника, ложишься спать. Вот с ТАКОЙ башкой.

 

Иван Ургант: Потом ты открываешь подарки и понимаешь: они чудовищные. Скажите мне, подарки, вот это же важный момент. Наверное, с возрастом день рождения становится праздником менее любимым, чем в детстве. Ну, скажем да. Но честно могу сказать: я не хочу обидеть никого из тех людей, которые мне дарят подарки… Скажем так, 50 на 50. У меня это всегда уже получается. А вот как у вас с подарками?

Олег Меньшиков: Тоже я не могу этим похвастаться. Вы знаете, у всех есть замечательная отговорка: «Ну, а че тебе подарить?»

 

Иван Ургант (улыбаясь): Ненавижу таких людей.

Олег Меньшиков: Ну вот, чуть-чуть пошевели мозгами. Да. Ну, найдешь что подарить, не обязательно автомобиль.

 

Иван Ургант: А почему и не автомобиль? Ну, можно скинуться, в конце концов. Подарите автомобиль, пожалуйста, и Олегу и мне. Я обращаюсь сейчас к фее Волжского автозавода, есть такой автозавод?

Ну, хорошо вы играете спектакль, и вы понимаете, что зрители знают о том, что у вас сегодня день рождения или нет?

Олег Меньшиков: Ну, черт его знает.

interview5

Иван Ургант: Допустим… Вы же художественный руководитель театра, вы же можете, как в каждом театре, перед началом спектакля идет объявление: «отключите мобильные телефоны»… И поздравьте нашего художественного руководителя с днем рождения! Сегодня у руководителя Олега Меньшикова день рождения. Друзья, он через секунду выйдет на сцену!»

Олег Меньшиков: Ну, слушайте, на этот спектакль «Оркестр мечты», с билетами всегда проблем нет, они раскупаются быстро. Поэтому судить нельзя, зал всегда полный. Поэтому не знаю, знают они или не знают. Судя по реакции, знали, скажем так. Знали.

 

Иван Ургант: А тогда скажите, пожалуйста, вы сами себе подарки дарите?

Олег Меньшиков: Ну, что значит, дарите? Покупаю, в смысле? Или что значит, я дарю себе подарки? Ворую или как?

 

Иван Ургант: Конечно, у нас программа немножко другого смысла и толка. Но тоже было бы интересно такую подробность послушать.

Олег Меньшиков: Ну, если такими общими словами, такими банальными… Я дарю себе радость общения с тем, с кем хочу. Дарю себе поездки. Я вкладываю, то, что говорят: «куда вкладывать деньги», я вот вкладываю их в себя. И в свою семью. Стараюсь сделать как можно…

 

Иван Ургант: Инвестиции, как бы, внутрь.

Олег Меньшиков: Да, только.

photos_zvezd_239

Иван Ургант: А у меня вот какой вопрос к вам. Что за идея в вашем театре, снимать спектакли изнутри? Как это, спектакль глазами актера? Расскажите об этом.

Олег Меньшиков: Ой, вы знаете, это не у нас родилось. Это не моя идея. Один очень известный армянский коньячный бренд предложил нам сделать такую историю. Взять сцену из спектакля, из любого. Там, где, желательно, побольше народу, надеть на артистов камеру, по очереди, на каждого. И сыграть эту сцену несколько раз подряд. Вот смотрите. Сначала на Олега Меньшикова надевают камеру. Да, а такая дура, она достаточно тяжелая. И ты видишь пространство — вот так вот. Через это окошечко… Нас там сколько — пять человек в сцене и, трое из них, носились с такой камерой.

Это оказалось жутко интересно. Слава Богу, мы спектакль этот играем 15 лет, мы его знаем наизусть, каждый поворот. И то мы забывали текст. Потому что это совершенно неожиданно.

И появилась возможность у зрителя, понять, что видит артист. Что видит каждый. А нам как интересно!!! Потому что мы видим все глазами героев спектакля — Глова младшего, Швахнева.

 

Иван Ургант: А у меня к вам вопрос. Как к художественному руководителю театра. Как к человеку, который чтит традиции, несет традиции. А вы не боитесь, что однажды мы повесим на всех актеров камеры. Сядем дома у экрана, и будем смотреть спектакли так? Вы не боитесь наступления вот этих технологий?

Олег Меньшиков: Ну, это какой-то ужас вы рассказали да. Если это произойдет… Да, тут что-то грустно. Нет, так не надо.

 

Иван Ургант (саркастично): Вот он вам подарок мой.

Олег Меньшиков: Не надо, не надо. Нет, это ужасно! Потому что это произошло с кино.

Поэтому кино перестает быть искусством. В театре то, мне кажется, сейчас гораздо больше нужды у людей. Потому что там происходит живое. Там нельзя нажать стоп. Там нельзя перемотать. Или сказать: Я посмотрю завтра. Или там, посмотрю через неделю.

В театре — уж если пришел, ты можешь уйти. Но это худший вариант.

Иван Ургант: А вы не запираете двери театра снаружи? Как делают многие театры.

Олег Меньшиков: Нет. Мало ли, вдруг плохо стало кому, действительно.

maxresdefault