По словам Фоменко, сразу после приобретения акций Virgin Racing был подготовлен пакет документов для получения лицензии, дающей команде право выступать под российским флагом. "В понедельник, 7 февраля, мы официально объявим о том, что Marussia Virgin Racing - не просто первая русская команда, а первая команда с российской лицензией. Это означает, что в случае победы будет звучать российский гимн", - заявил Фоменко. На данный момент документы готовы, и Фоменко уверен, что "в Бахрейне Marussia Virgin будет выступать под российским флагом".

Такие люди, как Николай Фоменко, показывают, что можно видеть изъяны и яростно ругать существующую систему. И при этом оставаться патриотом своей страны до мозга костей. Такой он, Николай Фоменко – актер и шоумен в журнале «Интервью со звездой!»

Николай Фоменко в передаче «100 вопросов к взрослому» о культуре и коммуникации

Николай Фоменко: Если, все-таки, мы принимаем чужую культуру… А скажу вам по чести, мы носим джинсы, жуем жевательную резинку, играем на электрическим гитарах, смотрим телевизоры, на которых написано не по-нашему.  Понимаете? Все это сделано не нами. А ведем себя, порой, очень неуважительно по отношению к тем людям, которые нам все это дают. Я хочу подчеркнуть!

Поэтому, давайте стараться коммуникатировать со всем окружающим миром. И тогда уже, может быть, не будет войны, в конце концов. Если мы не будем хмурить одно место и говорить, какие мы крутые — на пустом месте.

 

Николай Фоменко о вступлении России в ВТО

Николай Фоменко: На вас нет ни одной вещи, у вас в руках нет ни одной вещи, которая была бы сделана в России. Мы не обсуждаем, хорошо это или плохо. Мы просто говорим, что границы пора поднять. Нельзя жить за счет таможни.

Таможня занимает третье место в нашем бюджете. Газ, нефть и таможня.

Уберите таможню, и все встанет на свои места. Войдите в ВТО! А мы не можем…. Потому что, сразу мы лишимся доходов, сразу нас прессанут. Потому что, сюда придут, и сразу начнется конкуренция. Настоящий рынок начнется здесь, понимаете?

15070610

Николай Фоменко о политическом аспекте экономических санкций против России

Николай Фоменко: Нет никакого политического аспекта. Это только россияне сочиняют себе, сидя за забором. Что нас так бояться!

Мы не представляем интереса для мирового сообщества. Кроме того, что нас надо держать. Потому что, мы пугаем всех. Все время кричим из-за забора: «У-ууу!». И палкой машем.

 

Николай Фоменко в «Школе злословия» (передача снята с эфира цензурой)

Николай Фоменко: В нашей стране общественная жизнь никогда не давала возможности почувствовать это ощущение «полета в пропасть». Нет, мне кажется, нет. Я думаю, что абсолютно каждый из нас живет по формулировке: «Ну, ничего, ничего… Все решим… спокойно.

Завтра вдруг все закрыли, все мобильные телефоны убрали, передачи все закрыли, интернет отключили… Все, ничего нет! Вы думаете, мы не привыкнем?

Это единственное, что мы умеем делать. Мы — как насекомые. У народа, в целом, нет памяти. Памятник поставили — памятник сняли. Улицу назвали — улицу забыли. Никто не знает, кто его дедушка, черт побери. Папу с трудом отличают… от мамы. На самом деле, это принципы. Это принципы, на которых построена вся западная цивилизация. Я имею в виду, память человеческая. Там никогда ничего не снесли. Все всегда стояло. Там Бастилию один раз разрушили, так они за голову хватаются: «Может восстановим? Была же по человечески сделана». И к нам они приехали… Один город построили, другой. Все сделали нам, научили: «Пожалуйста, будьте добры, не делайте вот это, вот это и это».  А мы с пальцем в носу (показывает на себе), «хотим в европейское сообщество». И взять вы нас должны!

maxresdefault

Николай Фоменко на RADIO Baltkom

Ведущий: Николай, ваш герой в «Академии смеха» говорит: «Я считаю, что цензура вообще не нужна. Нужно просто запретить все спектакли. И сплотиться ради общего будущего». Сейчас Константин Аркадьевич Райкин стал очень много говорить о цензуре. Со стороны государства. Вы как считаете, существует ли цензура в государственных театрах? Например, Адольф Яковлевич Шапиро говорит, что угроза исходит от каких-то общественных организаций. Какие-то, к примеру, казачьи объединения, которые блюдут нравственность.

Николай Фоменко: Угроза всегда исходит от конкретного человека. Обманывать не нужно. Я с уверенностью могу сказать, что никаких команд с самого верха никогда не поступало. По нескольким причинам.

Первое, что сегодня театр, выставка не являются настолько значимыми для будоражки общественного мнения. Насколько, например, является соцсеть.

Понимаете? Соцсеть цензурируется не нами. Фейсбук цензурируется Фейсбуком. Ты хочешь написать на своей голой заднице: Путин и так далее». Но вряд ли это выйдет в эфир Фейсбука. Просто потому, что Фейсбук уберет голую задницу.

А если говорить о Константине Аркадьевиче Райкине, который сделал это заявление, то он абсолютно прав. Опять же, эмоциональный уровень, сами понимаете. Этот эмоциональный накал у великих людей не всегда точно позволяет выстроить гармонию информации. Поэтому, смысл этого послания Райкина следующий:  Не понятно, почему некто Петров, находящийся в должности зам-зам-зам-зава секции «Пукмук» может придти и сказать: «Слышишь, народный артист… Ты вот, эту пьеску-то снимай». Или придут люди, которые положат Табакову отрезанную голову свиньи.

У нас в России очень любят последовательно лизать одно место. Хотя, никто их об этом не просит. И никому это не надо. И замечено это не будет. Но это делается.

50-523-311764

Николай Фоменко: Очень сложно россиянам. Потому что, за последние десять лет на них обрушилась вся мировая цивилизация. Немцы с «Мерседесом» впереди на 110 лет. И они все выросли, понимаете? Это внутри генотипа. А тут, представляете, десять лет, как на человека обрушилось все. Он может машину купить, он может поехать за границу. И эта вся электроника, эти машины и телевизоры – этого же никогда не было у него. Конечно, он потихонечку сходит с ума. Поэтому он плюется, бросается чем-то. Это их мнение и понимание. Последнее время таких сумасшедших стало больше. Временами они есть и в тех местах, в которых пытаются управляться с культурой.

С культурой бессмысленно управляться. От деяний человеческих ничего не остается. Мы ничего не будем знать про эти законы. Про то, кто их принимал. Никто про это ни черта не помнит! Не надо обманывать самих себя.

А вот Колизей стоит до сих пор.

33087770