Сегодня в гостях у Вечернего Урганта и  в журнале «Интервью со звездой!» звезда Инстаграма, актриса театра и кино Настасья Самбурская. Что же рассказала Настасья Ивану Урганту? А что не рассказала?

 Иван Ургант: Непривычно видеть вас в такой одежде, Настя. Потому что, вы все в спортивном и в спортивном. Я, в основном, говорю о социальных сетях.

Настасья Самбурская: Вы говорите, как мой подписчик!

Иван Ургант: Я, конечно, ваш подписчик. А вы знаете всех своих подписчиков? У вас их сколько?

Настасья Самбурская: 8 миллионов 800 тысяч 776…

 

Иван Ургант: Скажите, как же так получилось… Мы же все следим. Как же так получилось? Вы же самый популярный человек в Инстаграме были… пока Бузова не пришла. Это отличный результат. Все говорили…

Настасья Самбурская: А кто это?

Иван Ургант: Все думали, как так получилось. А потом, эта история с Бузовой. Как вы…

Настасья Самбурская: Это пережила? Ну, конечно, это травма. Трехдневный траур был. До сих пор, иногда плачу. Просыпаюсь в холодном поту, говорю: «Как же так!»

Иван Ургант: Вы рассчитываете отыграться? Рассчитываете ли, что Бузова сама захлебнется в этом успехе? Там, на вершине Инстаграма ей будет одиноко и холодно.

Настасья Самбурская: Ну, нам становится тесно в одном Инстаграме, это понятно.

 

Иван Ургант: Может выделить под нее какую-то отдельную социальную сеть?

Настасья Самбурская: Бузограм.

 

Иван Ургант: Настя, а как вы относитесь к мотоциклам?

Настасья Самбурская: Ой… я один раз упала. И после этого, зареклась больше не садиться.

 

Иван Ургант: Если вы не катались на мотоцикле, то что вы тогда на майских праздниках делали?

Настасья Самбурская: Я сделала маникюр… У меня просто нет времени. Это был единственный день, когда я могла заняться собой. И педикюр сделала…

И стала похожа на женщину, наконец-то.

 

 

Иван Ургант: Педикюр, конечно, могли бы и соврать.

Настасья Самбурская: Я не буду разуваться!

 

Иван Ургант: Настя, судя по этой вашей фотографии, вы готовы избить снаряд. Вот здесь, педикюр видно, кстати. Расскажите, вы что, по-настоящему деретесь?

Настасья Самбурская: Ну, да. У меня контракт со спортивной маркой, могу озвучить всуе.

Ну, собственно, я начала заниматься MMA – смешанные единоборства.

 

Иван Ургант: Стоп! А вы до этого когда-то дрались?

Настасья Самбурская: Била ли я людей в школе? Очень сильно. Я ломала оловянные кольца о лица людей.

Иван Ургант: Зачем вы одевали оловянные кольца? Хотели выйти замуж в школе?

Настасья Самбурская: Нет, я золотые не могла себе тогда позволить.

 

Иван Ургант: Мальчика ударили?

Настасья Самбурская: Мальчика, конечно! Не девочку же, оловянным кольцом.

 

Иван Ургант: А вы не боитесь, что сейчас начнется передача «Пусть говорят», выйдет этот мальчик с перекошенным лицом. Во-о-от с такой челюстью и скажет: «М-м-м-м!»

Настасья Самбурская: Да он жив остался, всех хорошо.

Иван Ургант: Давайте поговорим про спектакль. Как я понимаю, режиссер – ваш педагог. И вам там будет достаточно комфортно. А вот, Володи Яглича 12 лет в театре не было. Настя, скажите, тяжело помогать Володе возвращаться в профессию?

Настасья Самбурская: Кстати, Володя даже больше мне помогал возвращаться в профессию. Потому что, я два года ничего не играла. На самом деле, это очень крутой партнер. И те люди, которые работают по 50 лет – не настолько внимательно относятся к партнершам.

 

Иван Ургант: А в чем это проявлялось?

Настасья Самбурская: Как, в чем проявляется? Мы очень много говорили (хохот в зале Вечернего Урганта – ред.)

 

Иван Ургант: Расскажите мне, кого вы играете? Расскажите про своих персонажей в пьесе Артура Миллера.

Владимир Яглич: Так как я являюсь ярким представителем героев Шукшина, такого рязанского парня, то я играю фермера. Фермера Джона Проктера, который женатый, счастливый верующий… И, в какой-то момент, дал слабину…

Настасья Самбурская: И соблазнил моего персонажа. А мой персонаж считается несовершеннолетней, ей только 18 недавно исполнилось. А он вступил с ней в интимную связь. Она не растерялась, на войне все средства хороши.

И она решила обвинить его жену в колдовстве, собственно. Чтобы ее сожгли, к чертовой матери, и она осталась с ним. Но она не понимает, что сожгут жену или не сожгут, он все равно с ней не будет.