Даже если продюсер Максим Фадеев не явил бы миру никакого другого чуда, кроме Линды, он все равно заслуживал бы звезду на пешеходном бульваре и добрую память миллионов. Но господин Фадеев продолжает творить, записывает дуэты со другими музыкантами (последний совместный опыт — захватывающая дух, песня «Вдвоем», исполненная вместе с Наргиз). Вашему вниманию представлено свежее интервью Максима Фадеева, где он рассказывает всю правду о современном телевидении.

 Амиран Сардаров («Дневник ХАЧА»): Первый вопрос касается вашего поста про «новогодние огоньки». Он разорвал. Почему решили пройтись по этому?

Максим Фадеев: Я сказал то, что волнует миллионы людей.

Амиран Сардаров: Но от вас этого не ожидали. Потому что, мы – молодежь, все в интернете. А вы – оттуда.

Максим Фадеев: Секундочку! Я был и в телеке, я был и в интернете.

Я абсолютно уважаю наш артистический состав. Считаю, что, если бы не наши убогие сценаристы, которые заставляют артистов петь чудовищные тексты. Смех, прописанный за кадром. Они смеются невпопад, хлопают невпопад. Это же все видно!

Но они это делают. И почему-то думают, что мы – идиоты.

 

Амиран Сардаров: А вы согласны с тем, что ИМЕННО ЭТО целевая аудитория сейчас сидит и смотрит. Ничего другого им интересно не будет.

Максим Фадеев: Это вранье! Телевизионщики… особенно первоканальщики любят говорить: «Нас смотрит 45+». Не смотрит их 45 уже! Мне пишут: «Мне – 60, я не смотрю, мне противно». Не смотрят их уже и эти люди.

Амиран Сардаров: А кто смотрит?

Максим Фадеев: Это спонтанная аудитория. На их канале создан отдел по обзвону людей. Серьезно, они реально создали отдел. Там сидят операторы и звонят: «Скажите, пожалуйста, а какой канал вы сейчас смотрите?» Им говорят: «ТНТ». Они, я думаю, говорят: «Подумайте лучше. Может, Первый?» И потом обзвон одной тысячи человек формируют ощущения, что… У них свои собственные рейтинги. И 100 звонков – 25 смотрели Первый канал. Значит, 25% аудитории нас смотрят? Но это же чушь!!!

Заставили людей сражаться на ринге, бить друг другу морды. У меня вопрос: Кто будет уважать его, как актера после того, как его видели в трусах, с побитой мордой – в эфире? Я не верю ему после этого.

Телевидение целенаправленно, или не целенаправленно уничтожало артистов как класс. Вчера на телевидении было за счастье появиться. А сегодня телевидение – это замораться. Вот в этом – огромная разница.

А они, сидящие там – Аксюта и иже с ними, они не понимают этого. Он думает: Я на Первом канале и я — тус». Но это, вообще, не так. Все просто ржут над ним и все.

 

Амиран Сардаров: Исходя из такого большого жизненного опыта, творческого пути… Что вы больше всего, в конечном итоге, цените в людях? Какие качества?

Максим Фадеев: Я люблю людей честных. У меня гипертрофировано развито чувство справедливости. Я – не ангел. Я не пытаюсь рассказать, какой я чудесный. Нет! Но я стараюсь, по мере запутанности моих внутренних чувств, я стараюсь выравнивать все эти нитки. Поэтому, когда я начинаю открыто говорить о каких-то больших каналах, это же явный конфликт. Это скажется на мне, на моих артистах. Это и происходит, на самом деле их всячески задавливают.

Если бы я, на самом деле, рассказал то, как это происходит. Но я это расскажу, в книге. Я пишу большую книжку, уже год. Там все будет по-честному. Все будет с фамилиями.

 

Амиран Сардаров: Каково главное качество, которое помогло бы добиться таких успехов?

Максим Фадеев: Безусловная любовь к музыке. И любовь к делу, которое ты делаешь. Потому что, я никогда не считал, что я работаю. Я всю жизнь – безработный. И я занимаюсь любимым делом.

 

Амиран Сардаров: Вы меня сами подвели к вопросу из Пруста. Оказавшись перед Богом, что вы ему скажете?

Максим Фадеев: Сложный вопрос, на самом деле. У меня в 17 лет уже была клиническая смерть, я уже был перед ним. Мне кажется, там нет такого ощущения… Говорю это со знанием дела. Там не хочется ничего говорить, там хочется благодарить. Я буду, наверное, за все благодарить. За все, что Бог сделал для меня. Потому что, я был и глух. Я потерял дочку. Я думаю, что все, что мне давал Бог (и тяжелые испытания и наоборот). Я бы ничего не изменил в своей жизни.

 

Амиран Сардаров: Вы считаете жизнь — больше болью или счастьем?

Максим Фадеев: Очень хороший вопрос! Я считаю, что больше счастья. Просто мы не всегда можем наслаждаться им. И мы не всегда умеем распоряжаться им.

Счастье – это отсутствие боли. Всего на всего.