Долгие 15 месяцев лучшая российская теннисистка всех времен и народов Мария Шарапова была отлучена от любимой игры. И вот, трепещите тролли и теннисные функционеры – Мария возвращается! Уже этой весной Шарапова сыграла и еще сыграет в нескольких WTA-турнирах,что называется, нащупывая свою игру.В конце мая, у Марии были надежды на то, чтобы сразиться с соперницами на Открытом чемпионате Франции 2017. Но похоже, что организаторы Ролан Гаррос не собираются выдавать Шараповой «wild card» на участие в турнире этого года. Читайте, что рассказала Мария Шарапова в интервью телеканалу Россия 24.

Александр Абрамов (телеканал «Россия 24»): Спустя всего сутки после возвращения на корт, на наши вопросы отвечает Мария Шарапова. Мария, первые два матча — две победы. Ощущение такое, что втягиваться долго не пришлось. Что втягивались два гейма, вчера, против Роберты Винчи.

Мария Шарапова: Да, было очень много эмоций после вчерашней игры. Было нелегко заснуть, потому что, я думала об этом матче.

Возвращаться — это нелегко, особенно после 15 месяцев.

Я сегодня себя хорошо физически чувствовала, несмотря на то, что я долго не играла, не знала, в какой я форме буду. Но сегодня вышла и здорово сыграла тоже.

 

Александр Абрамов: Вас не было 15 месяцев. За это время, мировой теннисный процесс, назовем это так, изменился. Теннисные реалии, в которые вы возвращаетесь — насколько сильно все изменилось? Все-таки, со стороны, когда наблюдаешь — ведь объективнее все кажется.

Мария Шарапова: Да, кажется, что много чего будет меняться за 15 месяцев… Но, все-таки, соперницы, против которых я уже два матча сыграла, я против них уже много раз играла в своей карьере. Вот следующая соперница — молодая, я с ней никогда раньше не играла.

Кажется, да, все меняется что-то новое. Но если посмотреть на эту сетку, то я против, наверное, всех уже сыграла.

Александр Абрамов: Вы можете вспомнить, какой-то может самый трудный день, после того как вы узнали о своем отстранении? Может быть, наверняка, был какой-то, максимально эмоциональный день, когда, я не знаю, плакать хотелось? Ну, было тяжело.

Мария Шарапова: Не знать, когда я вернусь на теннисный корт — я думаю, это было тяжело. Особенно, после того, как ты играешь в теннис с детства. И это — все, что ты знаешь. Ты просыпаешься, ты идешь тренируешься. У тебя, даже если травма, есть какой-то план. Были месяцы, когда я просто не знала, когда меня возвратят. Поэтому, тогда было очень тяжело. И когда я узнала, что это будет в апреле, мне, можно сказать, моментально на много стало легче.

 

Александр Абрамов: Мария, вам очень часто в последнее время задавали этот вопрос, и тем не менее… Расскажите еще раз, что вы делали эти 15 месяцев? Как вы жили? Как вы новые таланты в себе открыли?

Мария Шарапова: Ну, я бы не сказала, что какие-то таланты открыла. Но у меня была возможность передохнуть. И быть вокруг друзей, быть вокруг семьи. На протяжении 10 месяцев, обычно, я — в туре: путешествую, тренируюсь, постоянно сконцентрирована на следующем матче.

У меня просто появилась такая возможность, была такая перед собой задача — отдохнуть. Я училась несколько недель в Гарварде, я работала, вела свой бизнес, много времени путешествовала. Тоже путешествовала, но не играя турниры, а путешествовала с друзьями. Это было здорово.

Александр Абрамов: Если на секундочку представить, что вы — не Мария Шарапова, а поклонница Марии Шараповой… От этого возращения – чего вы ждали больше всего? Представьте эмоции этих людей, которые вчера вас увидели. Чего они ожидали? Вы как считаете?

Мария Шарапова: Мне тяжело было думать о всех. Потому что, я старалась свои эмоции держать в себе. Я знала, какой этот день для всех был важный. Я знала, сколько у меня фанатов вокруг всего мира, которые поддерживали меня. Особенно — в эти тяжелые 15 месяцев. Я знала, что это значит для них, когда я буду выступать опять.

 

Александр Абрамов: У вас есть какие-то реваншистские отношения к кому-либо?

Мария Шарапова: Нет.

 

Александр Абрамов: Вы абсолютно спокойны и счастливы, что вы, наконец, вернулись?

Мария Шарапова: Конечно, это — самое главное для меня.

 

Александр Абрамов: Мария, очень много разговоров вокруг вашего возможного участия в Ролан Гарросе 2017. И если вы дойдете до финала в Штутгарте, то вы попадете туда. Можно сказать, что ваша главная цель сейчас — не выступить в Штутгарте, Мадриде, в Риме, а именно сыграть на открытом чемпионате Франции?

Мария Шарапова: Нет, я бы сказала, не так. Потому что, каждый турнир, особенно после такого времени, когда ты не играешь – очень важный. Конечно, Большие шлемы — я их выиграла. И если у меня будет возможность быть в Париже и там сыграть – это было бы здорово. Но на этой неделе — каждый матч важный. На следующей неделе в Мадриде, в Риме. Эти турниры также важны для меня.