Вынужденная дисквалификация из большого тенниса, вызванная обвинениями в употреблении допинга, не сломала Марию Шарапову, как могла бы сломать обычного спортсмена. Маша – исключительный человек, и сложности делают ее только сильнее. Читайте в журнале «Интервью со звездой!» беседу Марии Шараповой с Иваном Ургантом.

Иван Ургант: Ну, как вы, Маша?

Мария Шарапова: Я себя чувствую отлично. Прилетела вчера поздно вечером. Заказала все русское меню. Все это съела. И сегодня, как-то, влезла в это платье.

Иван Ургант: Вы же когда в room service заказываете, это же не бургеры….

Мария Шарапова: Нет, я заказала борщ, пельмени и салат оливье. И все это съела!

Иван Ургант: Вы когда это ели, вы, просто так, сели одна? Без телевизора?

Мария Шарапова: Угу. Нет, мне было так хорошо! Я же так редко бываю на Родине!

Иван Ургант: А вы сами готовите, что ли?

Мария Шарапова: Я с мамой готовила. Разные салатики.

 

Иван Ургант: Серьезно?

Мария Шарапова: Да. Ну, хоть что-то умею делать. Кроме как в теннис играть.

 

Иван Ургант: А, кстати, что вы умеете делать, кроме того, как играть?

Мария Шарапова: Я, если честно, не знаю.

Иван Ургант: Ну, давайте перечислим, давайте. У вас сейчас был год, когда вы вынужденно от тенниса отдохнули. Перерыв, и поэтому многие вещи выходят на первый план. Так что вы умеете, кроме тенниса – готовить… Что еще?

Мария Шарапова: Вообще, я училась. Я в Гарварде училась несколько недель. Вообще ты знаешь, что это такое?

 

Иван Ургант: Не, не. Все не знают, что такое Гарвард, но знают, что такое учиться несколько недель. Это мы любим. Скажите, ну это…

Мария Шарапова: По короткому плану. Был короткий план, Гарвард. Самый лучший — это короткий план в Гарварде.

 

Иван Ургант: Скажите, это же бизнес школа была? После того, как вы поехали в бизнес школу Гарварда, вы соответственно чему-то там научились? И чему теперь?

Мария Шарапова: Ну, чему… Вот, выпускаю конфеты в России. Учили бизнесу и так далее. Бизнес, да.

 

Иван Ургант: Что вы еще умеете делать, если это не связано с теннисом?

Мария Шарапова: Я очень хорошо умею отдыхать.

Я никогда в жизни не знала, что делать с таким временем. Вот у меня 12 месяцев было. Чтобы посидеть и подумать хорошо. Почитать, что-то написать. Я свою книгу пишу сейчас. Книга выходит в сентябре. По-английски вначале, а потом будем переводить.

Иван Ургант: Маша, переведем, не волнуйся. Все понятно, это — автобиографичная книга. Скажите, пожалуйста, вот очень важный момент, лично для меня… То, что происходит с вами сейчас, это еще в этой книге может оказаться?

Мария Шарапова (оглядывается): А что происходит сейчас? Все нормально.

 

Иван Ургант: Я имею в виду, что на финальных страницах в книги будет: «И тогда я прилетела в Россию, съела борща, пельменей. Сходила на ужин, да. И пришла на телевизионное шоу». Напишите, что-нибудь.

Мария Шарапова: Написала чуть-чуть. Чуть-чуть. Но не про вас.

 

Иван Ургант: Ну, естественно. А могли бы и про меня написать.

Мария Шарапова: Не, зачем? А что писать? Я же всю правду про вас не знаю.

Иван Ургант: Это правда. Об этом я не подумал. А скажите мне, вы же путешествовали, вы много, где побывали. Где вы побывали, где не были до этого?

Мария Шарапова: Я в Хорватии не была никогда, там было здорово. Я там была в отпуске. Вообще, в Лондоне я никогда, как турист, не была. Потому что, когда вы на Уимблдон — сразу раз… и туда. Я сразу на Уимблдон, там три недели провожу и ничего не вижу. Ну, кроме этих теннисистов, от которых в глазах рябит, это понятно.

Иван Ургант: Что вас впечатлило в Лондоне? Что вам понравилось в Лондоне?

Мария Шарапова: Если честно, не многое.

 

Иван Ургант: Но на знаменитое колесо обозрения попали?

Мария Шарапова: Я не была на нем, нет. Мне в Хорватии очень понравилось.

 

Иван Ургант: Все-таки, Хорватия лучше, чем Лондон? И мы это понимаем.

Мария Шарапова: Да, там тепло.

 

Иван Ургант: А Гавайи, как вы съездили?

Мария Шарапова: Гавайи? Да, там Новый Год провела. У меня, наконец-то, был Новый Год.

 

Иван Ургант: Расскажите мне историю про Гавайи, это меня поразило.

Мария Шарапова: Да. Я летела на Гавайи. Сижу одна. Ну, я встречалась с друзьями, но они меня там уже ждали. Ну, я сама сижу, пошла в туалет в самолете. Прихожу, и мне какой-то пассажир написал маленькое скромное письмо. Ну, давайте я его сейчас попытаюсь перевести. Вы читаете по-английски?

 

Иван Ургант: Ну, я… Достаточно, для того, чтобы… Давайте вы мне переведете.

Мария Шарапова: Ну, я же сказала, я не знаю много про вас. Текст записки такой: «Не хотел вас беспокоить. Но хотел, чтобы вы знали. Вы — один из лучших людей, кто, когда-нибудь, играл в теннис. И также, вы – замечательная бизнесвумен»

Иван Ургант: «Person», тут написано. «Person» — я не знаю, как переводится.

Мария Шарапова: «…Вы должны очень гордиться вашими… Назовем это — достижения. Ваш друг, пассажир».

И я, кстати, даже не знаю, кто это был. Он не подошел. Написал записку, оставил ее и все. Но именно так мне и нравится! Если честно, после этого надо и фотографироваться, и еще что-то подписывать. А здесь – нет, скромный человек. Записка, без телефона.

 

Иван Ургант: А откуда вы знаете, что он был без телефона? Может быть, он сфотографировался с вашими вещами.

Мария Шарапова (смеется): А я все с собой брала в туалет.

Иван Ургант: Слушайте, кстати, Маша… С вами же все хотят сфотографироваться. С вами все хотят, особенно в самолете.

Мария Шарапова: А я тоже со всеми люблю фотографироваться. Я очень люблю фотографироваться. Селфи — это мое…

 

Иван Ургант: То есть, нет такого, чтобы вы устали? Чтобы не происходило — вы всегда готовы?

Мария Шарапова: Ну, конечно, бывает, когда кушаешь с кем-то, и неудобно фотографироваться. Но, все-таки, когда кто-то к тебе подходит и просит автограф или сфотографироваться – конечно! Особенно в этом году я понимаю, как важно себя правильно показать. Даже если это на 30 секунд. Ну, это здорово! Человеку, который тобой восхищается.

 

Иван Ургант: Маша, я хотел бы узнать по поводу бокса, которым вы недавно начали заниматься. А почему бокс? Мужчину ударили по лицу, и радостно скачете?

Мария Шарапова: Ну, во-первых, мне надо было же как-то поддержать физическую форму. Потому что, сидеть и кушать борщ целый день – это… Нет, я знаю какого это, но, да. Мне же, все-таки, уже в апреле надо в бой: тренироваться, играть. Поэтому надо было держать как-то хорошую физическую подготовку.

 

Иван Ургант: Когда вы занимаетесь боксом, Маша, вы представляете себе какого-то, конкретного человека, когда вы бьете?

Мария Шарапова: Именно сейчас, в это время – да!