С 20 по 23 июля в легендарном концертном зале «Дзинтари» пройдет международный музыкальный фестиваль «Лайма Рандеву Юрмала». В гостях Вечернего Урганта и на страницах журнала «Интервью со звездой!» создательница, вдохновительница, певица, актриса Лайма Вайкуле.

Иван Ургант: Почему ты такая крутая, Лайма? Все это всегда говорят!

Лайма Вайкуле (с иронией): Это Олечка крутая. Я-то что.

Иван Ургант: Ты стала крутой еще до того, как мы узнали о существовании композитора с такой же фамилией. Все всегда говорят: Вот есть наша эстрада… Ну, вы же смотрели премию МузТВ. А есть ты, Лайма. Как-то ты всегда немножечко отдельно.

Лайма Вайкуле: Теперь у меня есть фестиваль «Рандеву». Туда приезжают мои друзья. Кстати, кто не сможет приехать, можно в одной оранжевой сети смотреть прямой эфир. Там можно задавать мне вопросы, артистам и мне…

 

Иван Ургант: Прямо во время песни?

Лайма Вайкуле: Может быть. Потому что, будет ведущий. Создана специальная группа «Лайма». Смысл вот в чем: Приедут многие, знакомые тебе, артисты. Но в моем видении их.

 

Иван Ургант: Приведи пример. Возьмем какого-то популярного артиста, который у тебя выступал или будет выступать.

Лайма Вайкуле: Например, Кристина Орбакайте… Она уже была у нас. Но она была без балета… Со мной. Тоже самое, Валера Леонтьев. Вот он не будет такой, как ты видишь его всегда.

 

Иван Ургант: Ты имеешь в виду, Лайма, его… (угрожающе раскачивается в кресле)

Лайма Вайкуле: Балета не будет. Ты знаешь, у каждого есть свой почерк. За это его и полюбили! Менять-то особо ничего нельзя. С Мазаем мы вышли, он тоже был немножко другой.

 

Иван Ургант: Говорят, что это такое семейное. Я в прошлом году был в Юрмале. Лайма меня пригласила домой. Это было так приятно! Я думал: Я приду, как это трогательно. И мы пришли с Наташей, моей женой. Как приятно, сейчас посидим с Лаймой! А там еще сидит 60 человек гостей. Лепс, Пугачева, все были. Я так рад был. Я хоть посмотрел, как они едят – эти люди. Оказывается, очень хорошо работают челюсти. Я про другое хочу сказать: Твой дом является твоим же штабом. Вы же репетируете там же. У тебя студия.

Лайма Вайкуле: Я стольких музыкантов узнала благодаря этому. Когда они приходят ко мне, они не в сухой студии, или в каком-то помещении… Совсем другая атмосфера. Кто-то приходит с цветочками. Кто-то – с каким-то тортиком.

Уже совсем другие отношения. И когда ты выходишь дуэтом петь – то, как будто, ты прямо из дома выходишь на сцену. Я не знаю, как создается эта атмосфера.. Но за сценой никто никогда не конкурирует, ни с кем. Нет этого. Может и правда потому, что репетиции происходят дома.

Например, Лена Ваенга приехала ночью. И в полдвенадцатого ночи мы репетировали. Понимаешь, это тоже характеризует человека. Я раньше не знала, что она может такое отмочить. А она может.

Иван Ургант: Ну, скажи какие-то негативные вещи.

Лайма Вайкуле: Была одна певица, не будем называть, кто…

Иван Ургант: Не будем называть. Давай догадаемся.

Лайма Вайкуле: Не будем называть, но она так достала, что когда уехала, то все музыканты перекрестились: «Фу, слава Богу!».

 

Иван Ургант: Больше звать не будешь?

Лайма Вайкуле: Аминь, да.

 

Иван Ургант: Аминь… Православная…

Лайма Вайкуле: А я православная!

 

Иван Ургант: Все мы тут православные… Первый канал! Лайма, скажи мне вот что. Я прочитал твое высказывание… Была Хибла – оперная певица…

Лайма Вайкуле: О, моя любимая! В этом году будет еще Опалайс Кристина – еще одна оперная певица. И ты представляешь, что я никого специально не звала. Я не придумала так: Чтобы мой фестиваль поднять – возьму я оперных певиц. Это все судьба, как и вся моя жизнь. Например, Кристина Опалайс… Она, кстати, из Риги, если кто не знает. Она настолько родная мне! У нас уже дружеские отношения, еще до того, как мы выходим. Тоже самое, я уже не буду говорить про Хиблу.

Иван Ургант: У Хиблы был большой концерт в Кремле. Она выступала, ты выходила…

Лайма Вайкуле: Но до этого, у нее была презентация клипа, и она позвала меня. Я говорила: «Извини меня, Хиблочка, что я стесняюсь пригласить на свой фестиваль. Ты же – другой жанр».

Я слушала, как она поет на презентации, и у меня промелькнула мысль в голове: «Голос Хиблы – это как хрустальный бокал. А мы – как граненый стакан.

 

Иван Ургант: То есть, эстрада – это граненый стакан? Ладно… Может, хоть кто-то рюмочка?

Лайма Вайкуле: И получилось, что я извинялась, что я ее не зову: «Ты – такая большая звезда!». Она говорит: «Почему? Мы же подруги». Так и получилось, что я никого не зову. Не можешь? До свидания!

Вот почему я крутая!