Когда в глубокой юности редакторов журнала «Интервью со звездой!», на голубом экране появлялась непревзойденная Лайма Вайкуле, от ее выступления складывалось впечатление некой даже инопланетности. Лайма никогда не была похожа на окружающих. И даже, несмотря на то, что ее постоянно окружали творческие и необычные люди. Представляем вашему вниманию беседу Лаймы Вайкуле с ведущим информационно-развлекательной передачи «Все. Всегда. Везде», которая выходит на латвийском телевидении.

Владимир Азаров («Все. Всегда. Везде», г. Рига): Ну, вот, честно, без всякой лести. Я могу сказать, что со своей стороны, я вас очень уважаю! И горжусь, что в Латвии у нас есть такой человек, как Лайма Вайкуле. А имя «Лайма» – это успех, счастье. И все, что с этим связано.

Лайма Вайкуле: Да, это так. Мне очень повезло, что мама мне такое имя дала — Лайма. И не нужно менять, не нужно для сцены специально какое-то имя искать.

 

Владимир Азаров: Я думаю, что многие уже знают, что с 20 по 23 июля 2017 г. состоится фестиваль в Юрмале: Лайма Вайкуле, «Рандеву». Да? Правду я говорю?

Лайма Вайкуле: Мы всех приглашаем! Потому что, вы не пожалеете.

Можно сказать, это такая, небольшая «Песня года» на четыре дня.

 

Владимир Азаров: Лайма я знаю, что, на самом деле, ваше сердце живет сейчас именно фестивалем. А давайте вы нам расскажите, с чего все начиналось, как родилась идея создать такой фестиваль?

Лайма Вайкуле: Фестиваль – это так нужно. И, может быть, это желание встречаться с моими коллегами – вот эта главная причина. Потому что мы, все, кого я знаю — мои друзья, все мы одной профессии. Поэтому не бывает, что одновременно мы могли бы встречаться.

И вот, фестиваль — это вариант. Возможность разных дуэтов, трио. Возможность встретиться со своими коллегами и познакомится с кем-то, молодыми. Это — просто супер! Вот это желание и было. Вот оно и воплотилось в жизнь.

Владимир Азаров: С прошлого года, достаточно было посетить три дня фестиваля и …

Лайма Вайкуле (перебивает): Четыре.

 

Владимир Азаров: Четыре, Лайма, это точно. И всё! Целый год можно не ходить на концерты, потому что приезжают, практически, все.

Лайма Вайкуле: Это точно.

 

Владимир Азаров: Лайма, а вот скажите. Доверяете ли вы своей интуиции?

Лайма Вайкуле: Конечно, конечно. Я с детства такая. Песенка «Я не мамина, я не папина, я на улице росла, меня курица снесла» — это, точно, песня про меня. Я знала, как надо, уже когда я была в детском саду. Но это не значит, что это было правильно. Я просто знала, что я хочу. Как надо. И шла себе.

И вот, сейчас — тоже самое. Я знаю, что я хочу. А хорошо это или плохо – это уже скажет потом публика. Поэтому я знаю, что это будет самое лучшее, что может быть… А дальше… Что мы можем ожидать?

 

Владимир Азаров: Лайма, кстати, говоря о прошлом фестивале. Нашей команде очень понравилось, как вы тонко подобрали наряды. То есть, там была нотка, но очень тонкая грань латвийского национального стиля и, вообще, ваших красочных нарядов. Можем ли мы ожидать это и в этом году?

Лайма Вайкуле: На самом деле, все, что касается костюмов — я все время думаю о том (как и в прошлом году), чтобы не выпендриваться. Чтобы не быть самой главной, впереди всех.

 

Владимир Азаров: Было настолько тонко, у вас получилось.

Лайма Вайкуле: Вот эта – моя главная идея.

 

Владимир Азаров: А в этом году?

Лайма Вайкуле: Она будет продолжаться, конечно. Ну, это мы, конечно, увидим. Хотя у меня есть сумасшедшее платье, которое будет очень яркое. Может, оно выйдет в свет. Да. Платье. Оно, я боюсь, что оно выйдет, да.

 

Владимир Азаров: Лайма, а какой ваш любимый цвет?

Лайма Вайкуле: Мой любимый – черный. На самом деле, я люблю и белый, и красный, любые цвета. Но сценические самые любимые цвета – красный, белый, черный.

 

Владимир Азаров: Секрет молодости Лаймы Вайкуле — какой?

Лайма Вайкуле: А, что, молоденькая?

 

 

Владимир Азаров: Ну, Лайма, не мне вам говорить… Вы сами собираете комплименты.

Лайма Вайкуле: Да, да, да. Но, на самом деле, гены. Что можно сделать?

 

Владимир Азаров: В прошлый раз, вы говорили: Не есть ничего и т.д. Ну это же такое… Как вам удается?

Лайма Вайкуле: Бытовое. Каждая женщина что-то в себе находит, как ей лучше выглядеть.

Владимир Азаров: На прошлом фестивале мы видели вашу самоотдачу, работоспособность. Даже когда фестиваль закончился. Друзья, фестиваль закончился, свет выключился… Потом свет опять включается, все гости разошлись, а Лайма Вайкуле репетирует свою следующую программу. Наутро, тоже самое: приходит на репетицию Лайма Вайкуле, опять репетирует свою программу. Лайма, откуда такая самоотдача? Не знаю, можно ли красивой женщине такое сказать – вы пахарь, настоящий пахарь!

Лайма Вайкуле: Да, это так. Потому что, я очень уважаю публику. Я не хочу, я не могу халтурить. Я должна сделать все лучшим способом, как я могу. А это – время. Когда ты не можешь продохнуть. Весь день, и вечер, и утро – никто не может говорить, ни какую другую тему. Только фестиваль.

 

Владимир Азаров: Потом, как восстановить эту энергию?

Лайма Вайкуле: Как восстановить? Не знаю… Выпить 100 грамм чиваса.

 

Владимир Азаров: Хорошо. На самом деле, этим заканчивается обычно.

Лайма Вайкуле: Ну, да, это…Все заканчивается.

 

Владимир Азаров: Лайма, кстати… Благодаря вашему фестивалю, в прошлый раз нам очень хорошо удалось познакомиться с Лолитой. И очень хорошо пообщаться! Она -настолько тепло к вам относилась! У меня вот такой вопрос. Лолита, в принципе, такая эпатажная, эксцентричная, а вы изысканная, сдержанная такая, элегантная. Вот как вы дружите? Как подружились?

Лайма Вайкуле: А вот знаете, что такое дружба? Дружба – это, все равно, время, проведенное вместе. И с Лолитой у нас — это время было. Мы много очень тусовались, общались. Даже я помню, как мы ехали в лимузине. Желудок у меня заболел, и я думала: Что же делать?

А у Лолиты был красный лимузин, тогда было модно. Они все покупали в Москве лимузины.

И я умирала, у меня болел желудок. Я позвонила домой, и говорю Андрею: «Андрей, что мне делать? Мне не помогают никакие лекарства. У меня болит желудок». А Андрей говорит: «Тебе надо чивас выпить». «Ну, все», — я говоре Лолите. «У меня так болит желудок, Андрей сказал «чивас». А где я возьму чивас в Олимпийском?» А она говорит: «Ой, у меня есть, пошли». Вот мы, в ее лимузине, пили чивас. И вот так, это все нарастает разными встречами какими-то. И это сближает. Это делает то, что мы начинаем любить друг друга.

Владимир Азаров: А что нужно, чтобы заслужить вашу дружбу?

Лайма Вайкуле: Все равно – это не чивас. Не только чивас. Нет, конечно, это шутка, все.

На самом деле, человек должен быть талантлив. И, как правило, у меня знакомые — очень хорошие артисты или хорошие врачи. Это — моя компания.