Продолжаем публиковать интереснейшую беседу актера Константина Райкина в Вечернем Урганте. Из второй части интервью, вы узнаете: Зачем Райкин возит своих студентов по усадьбам? Как ему играются серьезные спектакли на сцене театра КВН? И как на Бродвее принимали его новую пьесу.

Читайте первую часть беседы Константина Райкина в Вечернем Урганте

 

Иван Ургант: Расскажите, вот я знаю, что вы своих студентов водите по усадьбам. Что это такое?

Константин Райкин: Ну, это усадьба Поленова, например.

Иван Ургант: Нет, я понимаю, что это усадьбы. А для чего вы это делаете?

Константин Райкин: Для повышения их культурного уровня.

Иван Ургант: И каким образом это происходит? Вы приезжаете…

Константин Райкин: Ну, они общаются с прекрасным. Они общаются с замечательными людьми, которые работают там. Это люди, которые, так сказать, несут культуру в массы.

Иван Ургант: В Ясную Поляну вы заезжали?

Константин Райкин: Да, несколько раз.

Иван Ургант: Как там?

Константин Райкин: Очень интересно.

Иван Ургант: А вы что-то там играете, какие-то сюжеты?

Константин Райкин: Да, мы играем. Во-первых, в Ясной Поляне есть клуб, куда приходят жители этой Ясной Поляны… И еще приезжают из Тулы.

 

Иван Ургант: А, кстати, эти жители, они несут яснополянскую, толстовскую…

Константин Райкин (перебивает): Яснополянский толстовский груз? По-моему, несут.

 

Иван Ургант: Другими словами, они босые ходят или нет?

Константин Райкин: Хорошо там.

 

Иван Ургант: Ну и что? И как этот зритель, насколько он отличается?

Константин Райкин: Просто так, интересно когда… Замечательно. Например, в Поленове – там, вообще, служители этого музея – это святые люди. Ой, Господи, перед ними — такая прелесть выступать! Там нет, такого, как бы это сказать, «выступательного места», сцены какой-то.

 

Иван Ургант: А важно это – место выступательное?

Константин Райкин: Ну, вообще, конечно, важно.

Иван Ургант: Ведь у вас в театре – ремонт?

Константин Райкин: Да, да. Скоро, конечно, он откроется. Будет все — по последнему слову техники. Ну, не сейчас он откроется, к сожалению. Но откроется, да. Откроется.

Очевидно, что сейчас многие театры, благодаря обновлению, реновации, становятся невероятно технически оснащенными. При этом, сохраняя свою самобытность и прочее.

 

Иван Ургант: Но вы сейчас играете спектакли в «Доме КВН». Ой, простите, в «Планете КВН». Да. Помогает или мешает аура разнузданного веселья, которым славится этот клуб?

Константин Райкин: Нет, это не мешает совсем. Потому что, туда приходит публика театра «Сатирикон». Это хорошая публика, очень такая, наша. Очень внимательная, очень любвеобильная. Нет, нет, там хорошо. Мы как-то там освоились.

 

Иван Ургант: Скажите, премьера — 15 марта, про которую я сказал. Расскажите про этот спектакль: Это первый спектакль в России? Еще не было такого спектакля?

Константин Райкин: Да, это, вообще, недавняя пьеса. И она получила кучу премий.

Иван Ургант: А где она уже была?

Константин Райкин: Она была в Америке, на Бродвее.

 

Иван Ургант: Подождите, пьеса «Ваня и Соня, и Маша, и гвоздь». Она под таким названием и в Америке шла?

Константин Райкин: Да, да. Ваня и Соня, и Маша – это чеховские имена имеются в виду.

 

Иван Ургант: Да. Я только сейчас понял.

Константин Райкин: Это такая американская семья, у которых родители были помешаны на любительском театре, обожали Чехова. Поэтому они назвали своих детей чеховскими именами. Там еще приходит девушка, которую зовут Нина. Там, вообще, такая странная чеховская атмосфера царит вот в этой американской семье. Интересная пьеса, потому что, она — двух-культурная.

 

Иван Ургант: Вот, предположим, человек никогда не был в театре «Сатирикон». И вы хотите его, именно на этот спектакль, привести. Ну, что вы ему скажите про этот спектакль?

Константин Райкин: Ничего не скажу. Пусть придет и посмотрит. Ну, хорошая пьеса.

Хорошая. Смешная, глубокая, горькая – там много эмоций. Эмоций, которые испытает зритель. Там есть разные виды юмора. Они там употреблены, так сказать, автором. Автор замечательный. Это имело громадный успех на Бродвее. И имеет, огромный.

Я посмотрел чуть-чуть и подумал: «Никогда в жизни я так не буду ставить, мне не нравится так». Ну, я посмотрел много, в свое время, бродвейских спектаклей. И объелся немножко ими.

 

Иван Ургант: То есть, это будет другая постановка? Она будет отличаться?

 

Константин Райкин: Совершенно верно. Она будет отличаться. Потому что, все-таки, со стороны России это пьеса воспринимается несколько по-другому.