Бывают интервью, из которых поклонники просто могут почерпнуть что-то новенькое о любимом исполнителе. Бывают интервью, из которых можно сделать какие-то выводы и о собственной жизни. А бывают такие интервьюеры, как Константин Хабенский, которые не только интересно, но и очень полезно рассказывают. Читайте первую часть беседы актера Константина Хабенского с Иваном Ургантом в журнале «Интервью со звездой!»

Иван Ургант: Костя! Дорогой Костя, я тебя поздравляю, уже с таким опозданием. Но я поздравляю тебя с днем рождения.

Константин Хабенский: Спасибо большое.

Иван Ургант: И ты — большой артист. Ты знаешь, как я отмечал твой день рождения? Я, клянусь тебе, в январе, находясь достаточно далеко от России, случайно в интернете нашел фильм «Географ глобус пропил». Я не смог остановится… Я на секунду его включил, и я не смог остановится — я досмотрел его до конца. И все те комплименты, которые я тебе говорил всегда, я повторяю: Это потрясающее кино, и ты — фантастический артист.

Константин Хабенский: Спасибо большое, спасибо.

 

Иван Ургант: Вот я всегда ставлю себя на твое место, всегда. Вот мы начинали сегодня программу, вот мы с тобой разыгрывали такой маленький кусочек, и вот мы даже говорим несколько слов. Я сказал и ты… И когда ты говорил — я вот думал: «Насколько же ты лучше, чем я?» Я пытаюсь понять, обратная есть, какая-то связь? Когда ты играешь с человеком, который хуже, чем ты, актер, а так бывает в твоей жизни… Вот как-то ты это анализируешь? Тебе мешает это? Или наоборот, ты чувствуешь какое-то удовлетворение от того, что: «Вот надо же, какие бывают».

Константин Хабенский: Честно? Я успокаиваюсь. Потому что, я знаю, что как мы срепетировали — так мы и сыграем. В кадре, на сцене.

Если мы говорим про человека, который прошел не такую хорошую актерскую школу, как мы с тобой…

Иван Ургант (с надеждой в голосе): Мы с тобой?

Константин Хабенский: Да. Поэтому ждать каких-либо нюансов или импровизаций не стоит.

 

Иван Ургант: Спасибо, Костя, да. Ну, то есть, не то, чтобы тебе это сильно… Помнишь, ты однажды мне сказал, что ты всегда видишь, когда человек перед тобой повторяет текст роли. Ты по глазам артиста, который играет с тобой одну сцену, видишь, что он в данный момент повторяет.

Константин Хабенский: Вспоминает текст.

 

Иван Ургант: Ты понимаешь, в чем моя проблема? Получается, ты рассказал мою жизнь одним предложением. Я всегда, где бы я не снимался, в каком бы кино, у меня это — основная проблема. Как ты учишь роли? Задолго ли ты выучиваешь текст роли? Как ты делаешь так, чтоб его не повторять, а от него…

Константин Хабенский: Не знаю, я просто подумал: Может быть, твою проблему можно решить…

 

Иван Ургант (перебивает): Уйдя из профессии? Не надо.

Константин Хабенский: Нет, нет. Просто? не давая тебе текст. Чтобы ты выходил и также свободно работал, как у себя программе.

Просто не давать тебе текст. Делать так, чтобы все под тебя подстраивались.

 

Иван Ургант: Ты понимаешь, я боюсь, что это будет очень вольное прочтение Чехова.

Константин Хабенский: Ты же понимаешь, о чем ты говоришь…

 

Иван Ургант: Не всегда.

Константин Хабенский: Не всегда — в этом мы с тобой похожи. Не всегда.

Иван Ургант: Хорошо. Позволь мне попросить тебя прокомментировать вот такую фотографию. Я, так понимаю, кадр сделан в Сочи. Я, так понимаю, идет репетиция какого-то нового спектакля. Или съемки какого-то фильма. Костя, но я тебе хочу сказать одно: Честно, я тебя знаю давно. И я давно не видел, чтобы ты, с такой радостью и удовольствием вот так, на кого-то смотрел.

Константин Хабенский: Ну, смотри на меня сейчас.

 

Иван Ургант: Да, да, сейчас, да. Сейчас. Скажи мне, что это за встреча и где она произошла?

Константин Хабенский: Это такая короткая встреча после спектакля «Не покидай свою планету». Премьера его была ровно год назад, на 9-м фестивале Башмета в Сочи. Сейчас 10-й фестиваль — юбилейный. К нам приехал гость, который достаточно часто бывает в этом городе — Сочи. Но не так часто бывает в Зимнем театре, на спектаклях. Да, и эта встреча после спектакля, где…

 

Иван Ургант: А почему мы с тобой не называем президента по имени? Это же Владимир Путин.

Константин Хабенский: Владимир Владимирович. Да. Ты просто не стал говорить. Я не буду его сейчас объявлять, да. Путин сказал достаточно теплые слова. И мне, самое главное — было услышать не какой-то разбор того, что он увидел, а просто…

Интересно было: Зашел весь спектакль эмоционально в президента нашего, как в нормального человека? Или он остался, скажем так, холоден к тому, что мы предложили сегодня зрителям?

Иван Ургант: Сейчас от твоего ответа, Костя, очень многое зависит в твоей судьбе. Да, вот как ты считаешь?

Константин Хабенский: Я сейчас чуть-чуть отойду назад… В том смысле, что зритель в Сочи — очень интересный. Да. Очень благодарный. Очень хорошо воспринимает, особенно те, кто приходит на фестиваль к Башмету. Их интересуют все новинки, все-все, что показывают. Но в то же время, люди — наивны и любопытны, в хорошем смысле этого слова. Поэтому, наша задача была — как можно скорее оторвать все взгляды от Президента. И перевести внимание обратно на сцену — к тому, что мы делаем.

 

Иван Ургант: Я вообще не представляю себе, как это, вообще, происходит. Вы заранее знаете, что приходит на спектакль президент? Сообщают об этом?

Константин Хабенский: Ну, это было достаточно спонтанная история. Потому что, шли разговоры о том, что президент приедет на открытие, на следующий день – 18-го числа. А 17-го у нас было такое, скажем так, превью, пред открытие фестиваля. Спектакль, с которым мы будем работать каждый год. И вдруг, ночью…

 

Иван Ургант: Естественно!

Константин Хабенский: …Пришла весть о том, что: Давайте, ждите, одно местечко, пожалуйста, подготовьте — приедет высокий гость. Будьте добры, будьте готовы.

 

Иван Ургант: То есть, ночью кто-то звонил, разбудил и сказал: «Костя, завтра на спектакле будет…»

Константин Хабенский: Меня не будили. Все это прошло мимо меня.

 

Иван Ургант: Ну, а Юрий Абрамович просто и не спал.

Константин Хабенский: И не спал, конечно, потому что он репетировал.

Тем не менее, я хочу сказать, что мне кажется, что наш спектакль президент понял. Сказал какие-то очень правильные, теплые слова. Попрощался, сел в самолет и улетел работать дальше.

Иван Ургант: Прямо из театра?

Константин Хабенский: Прямо из театра. Там очень много перестроили. Есть такая полоса, она не то, чтобы видна.

 

Иван Ургант: А скажи, ты волнуешься, когда к тебе приходит на спектакль Президент? Вот ты, когда начинаешь — ты выходишь на сцену… Когда ты понимаешь, что, конечно, публика другая. Понятно, что это — не простая задача.

Константин Хабенский: Честно скажу. Не простая задача — перетягивать одеяло на себя. Честно скажу: Да, я волновался. Да. Но это нормально, мне кажется. Нормально. Другое дело, что против любого волнения есть один прием — надо заниматься делом. «А» — вспоминать текст, «Б» — исполнять мизансцены. Да. И слушать музыку, которая рядом. Которая вокруг, которая в тебе. Ну, волновался да, это нормально.

 

Иван Ургант: Ну, судя по улыбке Президента, у тебя все получилось. У нас ситуация другая. Мы не знаем, смотрит ли президент нашу передачу.

Константин Хабенский: Смотрит.

Иван Ургант: Спасибо.

Читайте продолжение беседы Константина Хабенского с Иваном Ургантом в журнале «Интервью со звездой!» на следующей неделе.