Отметим, что президент Калмыкии Кирсан Илюмжинов несколько лет назад слегка подмыл образ взрослого человека, всерьез рассказывая о своих встречах с инопланетянами. Ну, да, ладно, проехали. Тому, что Кирсан Николаевич встречался с болгарской предсказательницей Вангой, есть немало свидетелей. Теперь эту историю, от первого лица для Первого канала расскажет сам Кирсан Илюмжинов.

Юлия Барановская: Кирсан Николаевич, огромное спасибо! Очень рады вас видеть в нашей студии. У вас юбилей, 55 лет исполняется. Поделитесь, как будете праздновать?

Кирсан Илюмжинов: Я выезжаю в столицу Туркменистана – Ашхабад. Мы там проводим мероприятие по случаю открытия нового международного спортивного центра, где будет также и шахматный зал. В сентябре, во время летних азиатских олимпийских игрЮ шахматы будут включены в олимпийскую азиатскую летнюю программу.

Юлия Барановская: То есть, я правильно понимаю: все равно, шахматы на первом месте, юбилей – потом. Да?

Александр Гордон: Вообще-то, вас Юля спросила, как вы собираетесь праздновать 55-летие.

Кирсан Илюмжинов: В самолете. Я буду лететь в Туркменистан, Ашхабад. Поэтому, в самолете отметим, вместе с пилотами.

 

Александр Гордон: Ну, все-таки, 55 лет (мне, приблизительно, столько же) – это время подводить итоги. Или, пока еще, разбрасывать камни?

Кирсан Илюмжинов: Да нет, Саша, это только начало. Я вот, как раз и думаю: 55, то есть, две «пятерки» прошли. И нужно подумать о следующих двух пятерках.

То есть, за 55 лет, мне кажется, я создал плацдарм или фундамент. Ну, а теперь можно подумать уже о взрослой жизни: Кем становиться? Пора лететь. Чем заниматься? Вот сейчас, как раз время — подумать о насущном будущем.

Александр Гордон: Мне бы ваш энтузиазм и оптимизм, конечно! У Юли — тысяча вопросов к вам. Меня она терзала за кулисами одним: «Он 30 раз виделся с Вангой, он 30 раз виделся с Вангой». Ну, что ты молчишь, Юля? Не стесняйся.

Юлия Барановская: Правда, интересно, на самом деле. Ведь в августе — будет 21 год, как ее (Ванги – ред.) уже нет. А вы — один из немногих… И еще столько раз имели честь там у нее побывать в гостях!!! Ну, расскажите, пожалуйста.

Кирсан Илюмжинов: О бабушке Ванге можно часами, днями и месяцами рассказывать. Потому что, это удивительнейший человек был. И не случайно, наверное, Академия наук Бельгии вручала ей знак, как «Самый уникальный человек в мире». Говорили о том, что такого человека,  живого — не бывает. И я благодарен судьбе, что мне посчастливилось не один раз, а десятки раз, встречаться с ней. И не просто там спрашивать о жизни, а просто мы дружили. Она относилась ко мне, наверное, как к внуку. Я к ней — как к бабушке. Она и была похожа на мою бабушку, такого же невысокого роста.

 

Юлия Барановская: А как так получилось? Она же не всех пускает к себе. Я знаю, что некоторых — прямо выгоняет, правда же. У нее был —  такой не простой характер. А вот вы ей — так полюбились, что, прямо так, сдружились. Как вы познакомились, вообще?

Кирсан Илюмжинов: Ну она сама пригласила меня. Она сказала своим близким: «Привезите, поезжайте, пожалуйста, в Москву, в Россию… Привезите младого президента». А я тогда, еще не был президентом Калмыкии. Вот, ребята приехали, посмотрели родственники. Вроде бы, все наши тогда президенты: Назарбаев, президент Ельцин — пожилые. Ну, и потом пригласили меня в посольство Болгарии. Я пришел, чай попить. Ну, они говорят: «Может быть, ты поедешь?» Я в то время был президентом корпорации Sun. Я говорю: «Я же — не президент, ни страны, ничего». «Да, давай поедем». Мы в Софию прилетели, потом приехали в город Петрич. Она в Петриче жила. И вот, вечером в гостиницу поздно уже вернулись. Решили, что утром пойдем к бабе Ванге.

Но на рассвете я слышу, что кто-то стучится в дверь. Я открываю. Там стоят мои болгарские друзья и говорят: «Баба Ванга утром начала звонить. Она людей начинала принимать с восходом солнца. И она говорит: « Агде Кирчев, где Кирсан? Привезли, почему мне не говорите?»

Кирсан Илюмжинов: Ну, все были удивлены. Потому что, за ночь никто ничего не говорил. Она, вообще, не знала, как меня зовут, и что мы там. Но мы пришли к ней в гости. Небольшой, такой, домик в Петриче, 2-этажный. Когда я поднялся на второй этаж, то прошел в зал, в спальню. А она, оттуда кричит: «Что стоишь? Давай, проходи сюда». Я зашел. Темная комната, она слепая же была. Было где-то около 6 утра. Я смотрю, бабушка сидит на краю кровати. Железная кровать, на нее халат накинут. Она говорит: «Ну, что стоишь? Давай, здоровайся. Что ты, не здороваешься?». Я говорю: «Здравствуйте!» Она говорит: Да, не со мной. И рукой показала. А на стене, над кроваткой у нее, висела Богородица в деревянной иконке. А я не могу туда залезть. Я стою, у нее кровать — широкая. Она говорит: «Да, залазь». Я, прямо на кровать, и залез. Она говорит: «Целуй, целуй». Я коснулся, и вся щека стала мокрой и влажной, от мира.

Оказывается, что та икона, которая висела над кроватью, мироточила у нее.

Вот так мы познакомились с ней. И она сказала: «Будешь президентом». Я говорю: «Каким президентом?» «Ну, будешь большим народом своим руководить». Я говорю: «В Калмыкии? Да, не хочу я в Калмыкию. У меня и здесь хорошо, в Москве, бизнес идет. Сейчас еду в Гвинею, в Америку. Я тогда, в принципе, почему согласился к Ванге поехать? Я думал, спросить у бабы Ванги: Куда мне поехать работать и жить? Я, вообще, хотел тогда из России — поехать работать или в Женеву, или в Соединенные Штаты Америки, в Нью-Йорк. Вот я и…

Александр Гордон: А она вас — в Элисту отправила!

Кирсан Илюмжинов: А она говорит: «В Элисту». Я говорю: «Да, не хочу туда ехать». А она, все равно, говорит: «Нет, там будешь».

 

Александр Гордон: Так это, подождите, это получилось…

Кирсан Илюмжинов: …что через полгода, так неожиданно, меня избрали президентом Калмыкии.