Журнал «Интервью со звездой!» хочет выступить с инициативой, согласно которой к Герману Грефу должен быть приставлен человек от государства, в чьих функциях была бы скрупулезная запись всего, что говорит Герман Греф. А пока такого человека нет, вашему вниманию представлен фрагмент беседы Германа Грефа с Владимиром Познером.

 Читайте первую часть беседы Германа Грефа с Владимиром Познером

1394556551_0852-1000x800Герман Греф: Профессиональные умения людей сейчас принято делить на две части. Первое — то, что называется «твердыми мнениями» или hard skills. Это все, что касается технологических навыков.

Это когда вы знаете, как устроена машина, которая работает.

В нашем случае, у нас большое количество всевозможных профессий. И это специалист в соответствующей области. И второе составляющее — то, что называется «мягкие умения». Мягкие навыки.

Владимир Познер: Это что такое?

Герман Греф: Это все, что связано с тем, что мы называем культурой. Культура включает в себя целый набор элементов. Это первое, на чем все это базируется.

Три очень известных ученых, один из них ректор университета, назвали все это эмоциональным интеллектом. Они разработали целую концепцию: что такое эмоциональный интеллект. И дали ясное определение этого. Это способность распознавать собственные эмоции и эмоции других людей, чтобы управлять ими. А также способность к колоборации, к взаимодействию с другими людьми на основе горизонтальной культуры.

Не вертикальной культуры, а именно горизонтальной культуры…

 

Владимир Познер: Наша культура, вообще, вся построена на вертикальном доминировании. Нет? Или в основном?

Герман Греф: Во многом, да. Это, вообще, не только наша культура.

Это, как бы, культура предыдущего индустриального века. Она была построена на доминировании. Здесь всегда побеждали харизматические, очень сильные лидеры, в компаниях и так далее. Которые могли железной волей, железной рукой довести до результата все задуманное. В то время, даже если ты куда-то не туда повернул, ты мог осмотреться. И потом вернуться на столбовую дорогу. А сейчас скорости выросли. И вот этот поворот, не в ту сторону, может вынести любую компанию на обочину. И уже догонять – будет очень тяжело.

6e217fc7-8fcd-4199-8a8f-014c980bfa3a_150_100

Владимир Познер: А есть пример такой? Скажем, компания, которая с вашей точки зрения именно попала в такую ситуацию?

Герман Греф: Ну, вам поближе или подальше пример?

 

Владимир Познер: А мне все равно.

Герман Греф: Знаете, сегодня на кладбище компаний «Fortune 500» большое количество трупов. Один из них – это, наш с вами сосед, компания Nokia. Абсолютно доминирующая.nokia-logo

 

Владимир Познер: Nokia? Которая была всегда — номером 1?

Герман Греф: 5 лет назад, у каждого второго был телефон Nokia. У них все было хорошо, и это было конкурентным преимуществом финской экономики, вообще. Сегодня вы видите, что компании, практически, не существует. Существуют осколки этой компании.

А все потому, что вовремя компания не увидела переход из сферы гаджетов, которые были предназначены только для телефонных разговоров — в сферу многофункционального использования этих гаджетов.

June 20, 2013. - Russia, Saint Petersburg. - St. Petersburg International Economic Forum 2013. Sberbank of Russia Panel Session 'ARE CENTRAL BANKS THE LAST STRONGHOLD OF ECONOMIC GROWTH?'. In picture: Herman Gref, Chairman of the Management Board, Chief Executive Officer, Sberbank.

Владимир Познер: То есть, скорость изменения ситуации?

Герман Греф: Конечно, конечно. Это говорит о том, что в компании не была выстроена горизонтальная структура. Очевидно, что там работали высочайшей квалификации люди, и кто-то из них это видел и понимал. Он не был услышан, это не было доведено до соответствующего органа, который в состоянии был принимать правильные решения. И, в результате, к сожалению, этот вот маневр привел к тому, что компании нет.

Владимир Познер: Хорошо. У нас, с учетом традиций (а традиции у нас — именно вертикальные, сверху вниз) сильный человек дает приказ, а ты делай… Как это изменить? Это же менталитет. Это же не так, что взял и сказал, и все сделали.

Герман Греф: Ну, вы правы. Я об этом знаю не теоретически, а практически. Потому что, у меня, у самого, такой же менталитет, как вы говорите. И у всех моих коллег, которые со мной работают. Мы же не родились где-то и не прилетели с космоса. Поэтому мы тоже с этим работаем сейчас, очень много.

Если бы вы меня спросили, даже 5 лет назад: «Какой я вижу для себя самый большой вызов?», я бы сказал: «Это, конечно, технологический вызов. Способность адаптироваться ко всем технологическим тенденциям». А сегодня я вам скажу, что нет. Технологический вызов не является для нас, таким уж, ключевым. Самым главным для нас сегодня является культурный вызов.8ec7f9e1fe4c3911e5ad18f10cae4be7

Владимир Познер: То есть, изменить культуру?

Герман Греф: Изменить культуру самого себя. Да, да. Ведь нельзя человека изменить насильно. Можно исправить самого себя. Если ты сам себя не исправил, то никого не сможешь исправить. Потом нельзя отдать больше, чем ты имеешь. Чтобы это отдать кому-то, чтобы кого-то научить, как с этим бороться — самому нужно пройти через эту трансформацию. Поэтому это очень не простая трансформация, когда мы работаем сами над собой. И пытаемся одновременно делиться этим с коллегами. Плюс — внедрять совершенно новые, ранее не использовавшиеся, системы управления и системы производства. И вот здесь, эти культурные аспекты, которые мы называем мягкими навыками, являются, как раз, доминирующими.