30 апреля 2017 года свой 50-летний юбилей отмечает поп-король российской эстрады, неподражаемый Филипп Киркоров. А он еще так молод, влюбляется, пишет новые песни. Вся жизнь еще впереди. Представляем третью часть беседы Филиппа Киркорова с Лерой Кудрявцевой в рамках ее ТВ-шоу «Секрет на миллион».

Читайте первую часть беседы Филиппа Киркорова в шоу «Секрет на миллион».

Читайте вторую часть беседы Филиппа Киркорова

 

Лера Кудрявцева: Зубы у тебя свои?

Филипп Киркоров: Мои. А что, не видно?

Лера Кудрявцева: Они слишком хороши, чтобы быть своими!

Филипп Киркоров: Природа-матушка. Я в детстве даже брэкетов не носил. У меня, кстати, еще один маленький бизнес есть – стоматологическая клиника. У тебя с зубками хорошо все?

Лера Кудрявцева (улыбаясь в 33 зуба): Надо, кстати. А у тебя есть кто-то?

Филипп Киркоров: Да, есть.

 

Лера Кудрявцева: Я вот смотрю на тебя. У тебя нет даже морщинок вокруг глаз. Хотя ты улыбаешься, мимика у тебя живая. Это генетика?

Филипп Киркоров: Это – спасибо маме с папой. Я смотрю на своего папу, а ему 87 лет. Он не делал ни одной пластической операции. Я не могу сказать, что он выглядит как 20-летний юноша. Если я так достойно состарюсь, как он, то мне не нужен никакой пластический хирург.

Клянусь, ни одной пластической операции я не делал за всю свою жизнь. Меня всегда бесил мой нос картошкой. И я уже даже был готов что-то сделать с этим носом… Мне казался он таким мясистым…Меня Алла отговорила. Я уже был готов идти на операцию. Она говорит: «У тебя изменится тембр голоса». Я говорю: «Нет!». Свой драгоценный тембр голоса я ни на что не променяю.

 

Лера Кудрявцева: Ботекс, золотые нити?

Филипп Киркоров: Как это – золотые нити? Клянусь, нет. Я поддерживаю тонус своей кожи, которая ежедневно подвергается гриму. Я артист, я гримируюсь перед шоу. Я выделяю места на своем лице. Глаза, например. Глаза на сцене – очень важное имеют значение. Их надо иногда подать. Пусть, даже с неким перебором. Но они должны до каждого дойти – эти глаза. Безусловно, после этого надо за собой ухаживать. Тонизирующие средства, походы к косметологу раз в год, чтобы освежить кожу. Обычно, это происходит перед отдыхом, перед каникулами. Раз так сделаешь, чтобы лицо месяц отдохнуло.

 

Лера Кудрявцева: Где тебе больше нравится жить – в городе или за городом?

Филипп Киркоров: За городом мне больше нравится жить, потому что, там дети, Там собирается семья. А в городе – удобно, потому что, все рядом, я в центре. Постоянно возникают такие ситуации, что надо встретиться с кем-то, пересечься, прокомментировать, съемки. Поэтому удобно работать в центре

 

Лера Кудрявцева: Твой новый дом на острове со всех сторон окружен водой. Ты намеренно выбирал такое недоступное место?

Филипп Киркоров: Недоступное – слишком громко сказано. Но найти нас достаточно сложно. На карте все зашифровано. Мне хотелось какой-то абсолютной локализации. Чтобы было ощущение, что мы в безопасности.

 

Лера Кудрявцева: У тебя там даже пушки есть. Чтобы с воды не подобрались к королю.

Филипп Киркоров: Я ведь когда пришел – эти пушки уже были. Они как замок, как дворец. Я всегда играл в это в детстве.

Лера Кудрявцева: Ты купил готовый дом или сам строил с нуля?

Филипп Киркоров: Нет. На «с нуля» у меня не хватило столько сил, мужества. Терпения, как у Макса Галкина, который построил свой замок с нуля, сам. Это нужно иметь такое терпение и выдержку и стальные нервы как у Макса.

Перед тем, как купить этот дом, Лера, я 5 лет ездил по Московской области и смотрел себе дом. Еще даже до появления детей. Знакомый мне позвонил, ваш человек – дядя Лёня Закошанский, загнал этот дом.

 

Лера Кудрявцева: По дешевке?

Филипп Киркоров: Не скажу, что это по дешевке.

 

Лера Кудрявцева: Как ты понял, что этот дом — твой?

Филипп Киркоров: Вот сразу, как я зашел туда! Сначала я увидел часовенку, она на меня подействовала гипнотически. Потом я увидел огромный гараж на 40 машин и подумал, что я из него сделаю потрясающую гардеробную. И я, практически, ее сделал.

Потом я вошел в дом и увидел огромное пространство света… И через него – реку. И, конечно, я увидел, что это остров. Все! Это мое!

 

Лера Кудрявцева: Дорого?

Филипп Киркоров: Очень дорого.

 

Лера Кудрявцева: Кто занимался дизайном?

Филипп Киркоров: Дизайн у нас там коллективный. В том месте, где я сейчас строю Диснейлэнд, был боулинг и шест.

 

Лера Кудрявцева: Шест? Что шест-то, не оставил?

Филипп Киркоров: Для кого? Для себя? Для тебя?

 

Лера Кудрявцева: А тебе нравится стриптиз?

Филипп Киркоров: Я люблю трогать. Что смотреть? А если потрогать – то это уже не стриптиз. Это уже порно-клуб, моя дорогая. А стриптиз – это другое.

 

Лера Кудрявцева: А ты откуда знаешь про порно-клуб? Бывал?

Филипп Киркоров: Я везде бывал, Лера. Я повидал в своей жизни очень много. Поэтому, когда «око видит, а зуб неймет», это не мое. Поэтому, я не люблю музеи. Приходишь в Эрмитаж, там такая красота… Жар-птица роскошная. И ты понимаешь, что это только «посмотреть». Домой ты ее не увезешь. Ну, и что на нее смотреть?

 

Лера Кудрявцева: На тебя же тоже люди приходят, любуются. А забрать домой не могут.

Филипп Киркоров (смеется): Ну, да, тоже хорошо. Может меня забирать не надо. Может, я сам к кому приду.

 

Лера Кудрявцева: Ты – щедрый хозяин?

Филипп Киркоров: Я – не скупердяй. Я живу на широкую ногу. Даже, порой, надо было бы поскромнее.

 

Лера Кудрявцева: Яна Рудковская сказала, что у нее 15 человек прислуги. И у нее видеокамеры. У тебя тоже?

Филипп Киркоров: Сегодня время так диктует. Не из-за того, что я кому-то не доверяю. Камеры есть в нашем доме, тайные, в том числе. Поверьте, незамеченным человек, на территорию моего дома, моего сада – не пройдет.

 

Лера Кудрявцева: Теперь мы будем говорить о твоей дочери.

Филипп Киркоров: Алла Виктория – какая-то космическая девочка, удивительная.

 

Лера Кудрявцева: Как ты называешь ласково Аллу Викторию?

Филипп Киркоров: Всегда, когда я с ней разговариваю, я ее приучаю, что у нее красивое двойное имя: Алла Виктория!!!

 

Лера Кудрявцева: Но дома так не удобно. Луся, там?

Филипп Киркоров: Пуся, муся… Мы, Киркоровы, не очень это любим. Зайка моя, я твой зайчик.

 

Лера Кудрявцева: Раньше ты сам звонил детям с гастролей. Сейчас Алла Виктория может сама тебе позвонить?

Филипп Киркоров: Может. И звонит уже. У нее есть телефон няни, она набирает меня в любой момент. Есть скайп, есть видеосвязь. Но они – очень у меня деликатные дети. Они знают, что папа на работе. Они у меня абсолютно не капризные, и не балованные дети.

Лера Кудрявцева: Твоя дочка хочет быть учителем рисования.

Филипп Киркоров: Она все время показывает мне новые рисунки. Я не понимаю, откуда у нее этот дар? Я показывал эти рисунки Алле Пугачевой, она оценила. Алла же тоже рисует.

 

Лера Кудрявцева: Что говорит Алла про свою теску?

Филипп Киркоров: Она ее очень любит. Алла же знает, что она названа в честь нее. Поэтому, я вижу, что она к ней очень хорошо относится. И мне это очень приятно.

 

Лера Кудрявцева: Она даже подарила твоей дочке кулон с бриллиантом.

Филипп Киркоров: Да, на день рождения.

 

Лера Кудрявцева: Я заглянула к Алле Виктории в гардероб… Поверь, у меня меньше нарядов, чем у нее.

Филипп Киркоров: Я, в этом плане, сумасшедший. Я сейчас был в Лондоне, провел от открытия до закрытия в детском магазине. По-моему, я скупил весь этот лондонский магазин.

Лера Кудрявцева: Допускал ли ты когда-нибудь такую мысль, что твои дети когда-нибудь познакомятся со своей биологической мамой?

Филипп Киркоров: Это невозможно.

Лера Кудрявцева: А ты с ней связь поддерживаешь?

Филипп Киркоров: А зачем?

Лера Кудрявцева: Чтобы не выдала твою тайну.

Филипп Киркоров: А это, разве, тайна? Если бы это было тайной, я бы придумал мифическую легенду про какую-то девушку, модельку. С которой у меня роман, и она родила мне в Майями. Бросила ребенка, ушла с латиносом. А я, бедный отец, вернулся с грудничком в Москву.

Я же не могу жить во вранье! Любое тайное – всегда становится явным.

 

Лера Кудрявцева: Не боишься, что она заговорит?

Филипп Киркоров (уверенно): Она не заговорит. Там очень хорошо все, поверь мне.

 

Лера Кудрявцева: Она – русская женщина или иностранка?

Филипп Киркоров: Это не имеет никакого значения.

 

Лера Кудрявцева: Мама – одна у двоих детей?

Филипп Киркоров: Это не имеет никакого значения. Главное, какие дети. И они похожи на меня. У них один папа – и это самое главное. Один-единственный, любящий, сумасшедший отец, который для них сделает все.

Лера Кудрявцева: Ты – из рождения своих детей тайны не сделал…

Филипп Киркоров: И зря! Надо было последовать примеру более молодых товарищей, Сережи Лазарева. Он оказался умнее, чем я. Наша страна не готова к таким откровениям. Сегодня тема суррогатного материнства широко обсуждается. И на свою голову я столько нареканий получил за свое откровение. Но я это сделал только с одним желанием – поделиться со всеми. Сказать, что это спасение. И выход из ситуации, если люди не могут обрести полное счастье семьи. Не могут иметь детей нормальным путем.

Спастись от одиночества можно таким путем. И ничего в этом страшного или неприличного нет. Я – сильный, я поборол это. Моему примеру последовала волна суррогатного материнства в стране. Статистика об этом показывает.

 

Скоро читайте заключительную четвертую часть беседы Филиппа Киркорова с Лерой Кудрявцевой