Тут не до вступлений. В живом эфире, в гостях у Леры Кудрявцевой и ее ТВ-шоу «Секрет на миллион», собственной персоной Филипп свет Бедросович.

 Лера Кудрявцева: Мы полгода искали главный секрет на миллион Филиппа Киркорова. И вот, он сегодня у нас в гостях!

Филипп Киркоров: Ну, начнешь сейчас душу выворачивать.

Лера Кудрявцева: Выглядишь ты роскошно! Ну, король!

Филипп Киркоров: Просто, дата обязывает! Все таки, полвека! (30 апреля Филиппу Киркорову исполнится 50 лет – ред.)

Лера Кудрявцева: Ты знаешь…. Не поверишь, что тебе скоро исполняется 50. Ну, не поверишь!

Филипп Киркоров: Я сам не верю. Для меня – это, всего лишь, число. Цифра.

 

Лера Кудрявцева: Несмотря на то, что мы с тобой дружим очень много-много лет…

Филипп Киркоров: Четверть века есть, как мы дружим?

 

Лера Кудрявцева: Есть. Но на нашей программе – мы с тобой не друзья.

Филипп Киркоров: Не пугай меня! Я смотрел по телевизору. Ты выглядишь… Как бы выразиться, «friendly».

 

Лера Кудрявцева: Могу быть френдли, могу быть нет. Насколько я понимаю, у тебя новый дом. И он на колесах.

Филипп Киркоров: А, это про мое новое средство передвижения гастрольное… Это очень удобно.

Меня на эту историю подсадила, опять таки, Алла Борисовна. Она – в авангарде всех новшеств. Она – первая села «на вагон» (во время гастрольных туров – ред.)

Поезд – это всегда удобно. Особенно, когда у тебя свой вагон.

 

Лера Кудрявцева: Чем старый вагон был хуже нового?

Филипп Киркоров: Если честно, мне старый вагон нравился больше. Я очень привыкаю к людям, к местам, к вещам. Мне расстаться со старым – сложно. Даже, если это новое – лучше. Старый вагончик – может, был допотопный, но в нем тоже была кровать, душ и столовая. В новом вагоне – все очень красиво. Там карельская береза, золоченые ручки, телевизор. И очень хорошая проводница – Танечка.

Лера Кудрявцева: Кастинг есть на проводниц?

Филипп Киркоров: Там не бывает плохих девочек. Мне всегда везло, и на проводниц, и на стюардесс.

На журналисток не очень везло!

 

Лера Кудрявцева: Что там в этом вагоне? Сколько там комнат?

Филипп Киркоров: Там не комнаты, там купе. Одно большое – для Большого (показывает на себя – ред.). И еще два купе. Купе №2 – это мой папа. И купе №1 – это свита.

 

Лера Кудрявцева: Кто в свите короля Киркорова?

Филипп Киркоров: В свите – люди, отвечающие за мою безопасность. За мой внешний вид. И за мое настроение.

Лера Кудрявцева: Есть такой человек?

Филипп Киркоров: И не один! Но это не клоуны. Периодически, ко мне приезжают друзья из Москвы. Из Греции, из Болгарии.

Лера Кудрявцева: А сколько людей – в твоем купе?

Филипп Киркоров: Я и мой гардероб.

 

Лера Кудрявцева: Красиво жить не запретишь, конечно же.

Филипп Киркоров: Да это не из-за этого. Это удобно, комфортно. Я же провожу, практически, 70 процентов своего времени – на колесах. Хоть что-то мне должно заменять дом, тепло, уют. Когда каждый день – переезд, то ты должен отдохнуть, выспаться.

 

Лера Кудрявцева: Вагон – это твоя собственность? Или ты его арендовал?

Филипп Киркоров: Я могу, конечно, рассказать историю (манерничает): «Да, это мой вагон, я его купил. Я – Филипп Киркоров, могу себе позволить эту роскошь». Нет, это аренда, обыкновенная. Может, это не дешевое удовольствие. Это очень удобно, я не завишу от расписания поездов. Нас прицепили куда-нибудь, и повезли. На товарном, на пассажирском – не важно, на каком. На почтовом бывало. Просто прицепили к тепловозу – и повезли.

 

Лера Кудрявцева: Каково это – принимать душ под стук колес?

Филипп Киркоров: Я не задумывался. Потому что, я пою в душе.

 

Лера Кудрявцева: Что поешь в душе?

Филипп Киркоров: Эту вот (поет): Какой хороший день!

Лера Кудрявцева: Внимание, вопрос: Ты, как перчатки, меняешь костюмы, дома и даже личные вагоны. Личная проводница застилает тебе белье. А знаешь ли ты, сколько стоит белье в соседнем, плацкартном вагоне?

Филипп Киркоров: А варианты есть?

У меня была история. Горд Россошь, маленький отельчик, очень уютный. Я зашел в спальню. Несмотря на то, что все было в полумраке, спальня – блестела. Это было атласное, шелковое белье, как в сказке. Мне там надо было поспать часа три, перед концертом. Я заснуть не мог! Я катался на этом атласном белье, укатывался. Я не оговариваю свое белье по райдеру.

 

Лера Кудрявцева: Ты, вообще, ездил когда-нибудь в плацкартном вагоне? Когда ноги со всех сторон торчат. Кто-то курицу ест на боковушке.

Филипп Киркоров: Ну, конечно, ездил. Я спал однажды с родителями в вагоне, стоя. Мне было 10 лет. Папа с мой взяли меня на гастроли, в Польшу. Не было билетов из Варшавы во Вроцлав. И мы стояли ночью в тамбуре. Меня мама с папой прижимали, и я стоя между ними, спал полночи.

 

Лера Кудрявцева: Ты выходишь на станциях – купить пирожок, прогуляться по перрону?

Филипп Киркоров: Это все осталось в моем болгарском детстве. Когда мы ехали два дня в Болгарию. И там, конечно же, в Черновцах, на молдавской границе мы ходили по перрону: «Кукуруза вареная, молоко можайское». Сейчас мне не дадут этого сделать.

Лера Кудрявцева: Честно скажи — хочется?

Филипп Киркоров: Конечно, хочется! И на метро, и на трамвае. Последний раз в метро был – знаешь, когда?

Мы поехали в Питер. Попали в страшный снегопад. Питер встал. Я говорю: «У меня выход на сцену – через 20 минут. А мы еще – пол пути не проехали». Мне говорят: «Выход один – метро». А я уже был, практически, в концертном метро. Я спустился в питерское метро в концертном костюме. И 20 минут работал аниматором в питерском метро, в час пик. Но, тем не менее, мы успели.

 

Лера Кудрявцева: Личная жизнь у тебя – тоже на колесах?

Филипп Киркоров (грустно улыбаясь): Личная жизнь…

 

Читайте вторую часть беседы: О личной жизни Филиппа Киркорова в ТВ-шоу «Секрет на миллион»

Читайте третью часть беседы Филиппа Киркорова с Лерой Кудрявцевой