932062-fidel-castroВ ночь с 25 на 26 ноября 2016 года, после 90 лет пламенной борьбы за идеи революции, не стало величайшего кубинского лидера Фиделя Кастро. Такие люди, как Фидель, оставляют величайший след в мировой истории.

Представляем вашему вниманию эксклюзивное интервью Фиделя Кастро режиссеру Оливеру Стоуну, которое он дал в конце 90-х годов, уже после распада Советского Союза.

 Оливер Стоун (разглядывая Гавану): Представьте, если вдруг здесь появятся американские самолеты.

Фидель Кастро: Я думаю, что они не долетят. Скорее всего, их остановят километров за десять отсюда. Было бы жаль, если бы они появились здесь и уничтожили все. Капитолий — точная копия того, что в Вашингтоне. Только наш на несколько сантиметров выше американского. Сегодня, имея компьютер и дюжину компакт-дисков, вы можете постоянно наслаждаться литературными произведениями.

Так много изменилось. Не знаю, зачем нужен прогресс, если он приводит к ТАКИМ результатам. Почему человечеству было позволено достичь всего этого?

 

Оливер Стоун: Солнце садится, и я хочу задать еще пару вопросов. Правда ли, что Гарри Киссинджер предлагал Фиделю снять эмбарго. Но Фидель Кастро и слышать ничего не захотел.

Фидель Кастро: Нет. Они предложили снять эмбарго, если мы откажемся от русских. И перестанем помогать латиноамериканским революционерам.

 

Оливер Стоун: В каком году это было?

Фидель Кастро: Каждый год были новые предложения.

 comandante-620x465

Оливер Стоун: То есть, эти предложения были вам не по душе?

Фидель Кастро: Если бы мы их приняли, нам бы пришлось переехать. Потому что, мы бы уже не были революционерами.

И даже если бы в душе мы были изменниками, и предали другую страну, то мы бы все равно НИКОГДА бы не доверились Соединенным Штатам. Единственный приемлемый для США вариант — если вы продадитесь им. Как русские… Они продались.

И, пожалуйста, не забудьте, что, несмотря на то, что среди американцев есть много хороших людей: думающих, уважающих международные традиции, США не позволит ничего, кроме капитуляции. Подумайте, США не нужно ничего, кроме этого. Все или ничего.

Фидель Кастро: Все проходит. В наше время даже империи гибнут. Но я не собираюсь занижать ценность американского народа. Мне очень жаль молодых людей и то, что мы делаем… Но чувства людей, которые вы сегодня видели, заслуживают уважения. Это не значит, что они хотят войны. Они говорили, что хотят дружить.

Эти люди знают, что наша революция существует, потому, что мы защищаем наши принципы.

И в тот день, когда мы откажемся от наших принципов, мы погибнем.

 

 Оливер Стоун: Горбачев – здесь герой или нет?

Фидель Кастро: Нет. У него были хорошие намерения. Но его страна нуждалась в улучшении, а не уничтожении. Он уничтожил ее.

 

Оливер Стоун: Кто из российских лидеров прекратил помощь Кубе?

Фидель Кастро: Советский Союз этого не делал, не прекращал. Это сделало американское правительство. Давайте скажем так: с развалом Советского Союза – помощь прекратилась.

В то время был Горбачев, но у него не было власти. До Горбачева у нас было несколько договоров, которые при нем истекли.

 

Оливер Стоун: Вы встречались с Хрущевым, с Брежневым, с Ельциным. Все трое – большие любители выпить. Вы пили с ними?

Фидель Кастро: Было очень трудно соревноваться с Ельциным в питье.

1047110-best-hd-walls-of-fidel-castro

Оливер Стоун: Кто из этих людей заинтересовал вас больше всех?

Фидель Кастро: Я с симпатией относился к Хрущеву.

Хрущев был очень рассудительным крестьянином. Правда, иногда он был очень противоречивым.

castromad-gifХрущев приезжал сюда. И он хорошо относился к кубинскому народу.

Оливер Стоун: Когда Буш путешествует, все ждут его и делают свою работу особенно хорошо. Если он приедет сюда, у него будут неприятности, это точно.

Фидель Кастро (улыбаясь): Мы бы позаботились о нем.

Оливер Стоун: Да, вы бы позаботились, чтобы он в тюрьме оказался.

Фидель Кастро (смеется): Народ мог бы посадить его.