Легкоатлетка, чемпионка и рекордсменка мира Елена Исинбаева прыгает так высоко, что оттуда ей явно видно, кто прав, а кто виноват. Именно поэтому спортивная карьера Исинбаевой плавно перетекла в карьеру менеджерскую. Сегодня Елена, несмотря на свой молодой возраст, член Международного олимпийского комитета, председатель антидопингового агентства. Читайте в журнале «Интервью со звездой!» беседу Елены Исинбаевой в передаче «Прожекторперисхилтон».

Иван Ургант: Леночка, здравствуйте. Как вы, как вы, Лена?

Елена Исинбаева: У меня все замечательно, спасибо. Спасибо, что пригласили.

Иван Ургант: Знаете, мы очень рады вас видеть. Мы вас любим! И мы за вами следим.

Елена Исинбаева: Это взаимно. Спасибо.

Гарик Мартиросян: Вы за нами следите?

Елена Исинбаева: Я за вами слежу, да. Мы с супругом смотрим всегда.

Гарик Мартиросян: Мне надо одеваться получше тогда.

Елена Исинбаева: И живот втягивать.

 

Иван Ургант: Ты никогда не видел разве? Когда ты на 4 этаже сидишь, переодеваешься. И вдруг слышишь в окно: «Эй, Гарик».

Гарик Мартиросян: Милая Лена, как у вас дела?

Елена Исинбаева: У меня все отлично, все хорошо, работаю. Что характерно, бесплатно.

Иван Ургант: Что характерно, бесплатно? Где работают олимпийские чемпионы? Вы, правда, бесплатно работаете?

Елена Исинбаева: Я бесплатно работаю.

Гарик Мартиросян: Молодец! Посмотрите направо (показывают на Сергея Светлакова — ред.). Там человек работает за еду.

Елена Исинбаева: Ну, я же сейчас член Международного Олимпийского комитета.

 

Сергей Светлаков: И несколько недель назад вы продлили полномочия? Правильно? То есть, вас переизбрали?

Елена Исинбаева: Не продлили, а меня переизбрали. Также меня переизбрали председателем антидопингового агентства «Русада».

 

Иван Ургант: Рус ад?

Елена Исинбаева: Рус ад, да.

 

Сергей Светлаков: Слышите, какая тишина? То есть, мы понимаем, что поздравлять то, собственно, не с чем. Тут сложная ситуация.

Елена Исинбаева: Тут, конечно. Также я — президент своего благотворительного фонда.

И все эти работы бесплатные. Потому что за деньги — может каждый. А бесплатно – единицы.

Гарик Мартиросян: Да, это знаменитая схема Леонида Якубовича.

Иван Ургант: Леночка, мы бы хотели вместе с вами обсудить новости. Вы не против?

Елена Исинбаева: Да, я согласна.

 

Иван Ургант: Ну, давайте что-нибудь почитаем с вами. Тут, вообще, нет ничего интересного. Вот смотрите, если можно, вот такое?

Елена Исинбаева (читает новость): Иванка Трамп станет глазами и ушами отца. Она получит кабинет в Белом доме и доступ к секретам.

 

Иван Ургант: Спасибо вот вы рассказали эту новость «Иванка Трамп станет глазами и ушами отца». Замечательно. Получается, что он дочь выращивал на органы.

 

Гарик Мартиросян: Я не делаю таких выводов из этой новости. Я не хочу создавать этот негативный облик, как мне кажется.

Иван Ургант: А, не хочешь? Вон из страны!

Гарик Мартиросян: Мне уже так сказали в своей стране. Поэтому я здесь, Иван.

Елена Исинбаева: Мне кажется… Жаль, что об этом написали. Так бы этого никто не знал. Да. И она бы была ушами и глазами, но, как бы, конфиденциально.

Иван Ургант: Конфиденциально, да. А уши то, папины! Где-то я видел фотографию прекрасную, с Ангелой Меркель. Вот она, смотрите, вот фотография. Об этом стало известно во время визита Ангелы Меркель в Соединенные Штаты Америки. И посмотрите, вот этот взгляд, удивительный. Взгляд, наполненный любовью, радостью, за молодую, красивую женщину.

 

Сергей Светлаков: Да уж. Это похоже, как будто две подружки пришли: одна — красивая, вторая – нет. И вот, одна сильно очень завидует. Ну, посмотри, Лена… Вот, между девочками всегда какая-то зависть.

Елена Исинбаева: Конечно, я уверена, что Меркель считает красавицей себя на этой фотографии. Конечно. И она с презрением смотрит. Она думает: «Господи, как можно с такой страшилкой прийти?»

 

Иван Ургант: В принципе, она, как представитель Германии, так смотрит на всех людей, которых зовут Иванка. Привычка.

Сергей Светлаков: Можно спросить, Лена… В спорте — существует ли зависть?

Елена Исинбаева: Нет.

 

Сергей Светлаков: У вас же — вечная конкуренция.

Гарик Мартиросян: У вас бывает вот так: Бежите, уже на крейсерской скорости, уже надо будет в лунку вставить шест… И вдруг, краешком глаза, замечаете кикимору какую-то там.

Елена Исинбаева: Ну, вообще, когда я выхожу в сектор, то вокруг меня — все кикиморы!

 

Какая выгода от прыжков с шестом?

Иван Ургант: Новость есть, насчет ограбления дачи Михаила Прохорова. Что можно на даче у Прохорова украсть? И как это, вообще, могло произойти?

Елена Исинбаева: Прохоров — человек очень высокого роста, с большим размером ноги, с широкими плечами.

 

Сергей Светлаков: А как они туда залезли вообще? Там, наверняка, эти 15 метровые заборы, знаешь.

Елена Исинбаева: Все возможно при желании. Вы к чему клоните?

Иван Ургант: Леночка, давайте проще. Можно ли с помощью шеста, не только установить мировой рекорд, но и забираться в дома миллиардеров?

Елена Исинбаева: Можно.

Гарик Мартиросян: Лена, скажите… Конкретный вопрос назрел у меня. Что вы делали, и где вы были — в ночь на 19 марта 2017 года? Где вы были?

Елена Исинбаева: В Москве была.

Гарик Мартиросян: Точно? Есть свидетели?

Елена Исинбаева: Есть свидетель — начальник ЦСКА Барышев Михаил Николаевич, звоните.

Иван Ургант: О, как вы быстро сдаете своих. Где был ваш шест в этот момент?

Елена Исинбаева: Вот где был мой шест, я не уверена.

Гарик Мартиросян: Тубус с собой был, с шестом? А в чем хранить? А шест – телескопический? Или это — цельная конструкция?

Елена Исинбаева: Нет, нет, это цельная конструкция, 4.55 длиной. Потому что, телескопический нельзя.

 

Сергей Светлаков: 4.55? А если вы пошли на работу пешком? Как это? Вот с этим, со всем по Тверской?

Елена Исинбаева: На плече.

 

Сергей Светлаков: Если кто-то тебя позвал, да и «оп!»… И движения нет. И встала Тверская вся. На плечо «оп!» и все?

Елена Исинбаева: Да.

 

Гарик Мартиросян: Значит, круг сузился. Это не Елена Исинбаева. Надо искать среди остальных 7 миллиардов.

Иван Ургант: Слушай, надо искать среди тех людей, которые по Европе бегают в одежде гигантского размера. Человек, который с трассы вместо лыж в кроссовки спускается, целиком.

Елена Исинбаева: Был случай один в спортивном мире, когда у нас шестовик, совершенно голый… Очень хороший шестовик… Голый с шестом бежал по Парижу.

 

Продолжение следует.

Читайте вторую часть беседы Елены Исинбаевой в Прожекторперисхилтон на следующей неделе.