Кто-то ждал в передаче Леры Кудрявцевой «Секрет на миллион» Елену Бирюкову — разноплановую и талантливую актрису. А кто-то, кто стал жертвой киношного образа, очень хотел узнать все секретики Маши из легендарного «ТНТ-шного» сериала «Саша + Маша». Впрочем, прочитав это интервью, довольными останутся все.

Лера Кудрявцева: Я хочу поговорить про твою сериальную жизнь. Ты играла с Георгием Дроновым — мужа и жену. И почти каждую серию вы засыпали в одной постели. Поклонники были уверены, что и в жизни так.

Елена Бирюкова: Более того, и актеры были уверены, что это так. Миша Пореченков, снимался и говорит: «Ну, вы же — муж и жена». Я говорю: «Миша, ну приди в себя, ты же артист. С какого перепуга, мы — муж и жена?»

Лера Кудрявцева: Со своим экранным мужем, за 110 серий ты пережила многое. Но дважды, ты отказалась выполнять требования режиссера. В первый раз ты не захотела сниматься в сцене похорон. Раскрой секрет, что стало вторым поводом для отказа?

Елена Бирюкова: Я помню, что я отказалась, когда мы снимались в бане, и там был холодный бассейн. Мне говорят: «Лена, ты не волнуйся. Мы сейчас все свет поставим, камеру поставим, ты залезешь в бассейн, и мы быстренько снимем. Готова? Лена, залезай». Я залезаю в воду, и тут началось. Сейчас свет сюда, нет, камеру сюда. Я говорю: «Вы скоро? Я замерзаю нафиг здесь». «Сейчас, сейчас».

Я говорю: «Можете меня уволить, но я сниматься не буду». И вышла из бассейна.

 

Лера Кудрявцева: Раздеться в кадре, это для тебя — проблема или нет?

Елена Бирюкова: Проблема, да. Я снималась в фильме «Идеальная жена». И там есть момент, сцена стриптиза. И режиссёр взял дублершу. Профессиональную стриптизершу, чтоб она танцевала на общем плане. Мне надо было только… Ну, только верх. Я снималась в джинсах и в лифчике. Я не ожидала, что это для меня будет такой вот проблемой. И режиссер говорит: «Лена, ты обалдела, что ли, совсем? Ты же не раздета, ты же не догола».

Лера Кудрявцева: Какой гонорар ты объявляешь, если тебе предлагают сняться обнаженной?

Елена Бирюкова: Сейчас уже, наверное, ни за какой.

 

Лера Кудрявцева: Серьезно?

Елена Бирюкова: Ну, а зачем пугать людей?

 

Лера Кудрявцева: Где в этой вакханалии ты, Лена?

Елена Бирюкова (смущенно): Есть у меня одна сценка.

 

Лера Кудрявцева: Что, в фильме для взрослых?

Елена Бирюкова: Нет, не для взрослых. И режиссер очень хороший. Я еще не была профессиональной актрисой и меня пригласили в фильм, к Сергею Никоненко. Пригласили на какой-то эпизодик.

А потом оказалось, что там надо ходить в целлофане. Ну, меня нарядили в целлофан.

Лера Кудрявцева: На голое тело, что ли?

Елена Бирюкова: Ну, конечно. Там были трусы целлофановые, там какой-то лифчик сделан целлофановый. Я плакала. Мне говорят: «Надо сыграть, там ничего не видно. Да, посмотри, ничего же не видно. Вот так ничего не видно, и вот так ничего не видно.

Лера Кудрявцева: Ну и? Минута позора, за то теперь – ты великая актриса.

Елена Бирюкова: Да. А потом режиссер сказал: «И, вот так вот, попой в кадр».

 

Лера Кудрявцева: Стыдно было?

Елена Бирюкова: Да. Прямо до слез.

Лера Кудрявцева: Ты помнишь, как тебя, вообще, провожали в Москву?

Елена Бирюкова: То, что я уехала в Москву — это было дело одного дня. Так получилось, я же не рассчитывала, что я поеду на долгий срок. Я прошла в несколько училищ: и в Щукинское, во МХАТ и в ГИТИС. На второй, третий тур. Но они были только через неделю. Денег у меня не осталось и знакомых никого, и есть нечего. Я два-три дня на чае как-то просидела. И потом совсем стало грустно, плохо.

 

Лера Кудрявцева: И что?

Елена Бирюкова: Пошла гулять на Тверской бульвар. Думала, может ко мне кто-нибудь пристанет, может быть в кафе отведет. А потом я, как-нибудь, слиняю. Я просто сидела на скамейке на Тверском бульваре. И ко мне подошел молодой человек, мужчина. Предложил купить у него книжку, сборник стихов. Стоила книжка 3 рубля. Я говорю: «Я бы с удовольствием купила, но у меня 5 копеек. Только на метро и все». Он спрашивает: «Поступаете?» Я говорю: «Да». «Небось, на артистку?» Я опять говорю: «Да». И он открывает книжку. А у него там — 25 рублевка. Он говорит: «Берите, потому что, когда я поступал в литературный институт, нашлись люди, которые мне также бескорыстно помогли». Я взяла эти 25 рублей. Он говорит: «Вы же голодная? Поехали к моей невесте, она нас борщом накормит». И я думаю, ну тут-то и час расплаты настал за эти 25 рублей! И мы приехали к нему в квартиру, открыла его невеста, меня накормили борщом, пели мне песни, подарили мне книжку и отпустили с Богом.

 

Лера Кудрявцева: Вот, что ты ехала и думала? Мне просто интересно, какие мысли были в твоей голове?

Елена Бирюкова: Ну, честно говоря, просто до этого, в моей жизни было два очень неприятных случая, когда на меня нападали маньяки. И заканчивалось все тем, что маньяки убегали от меня.

 

Лера Кудрявцева: Как ты познакомилась со своим гражданским мужем?

Елена Бирюкова: Мой нынешний гражданский муж – это бывший муж Екатерины Климовой.

Екатерина Климова пригласила нас с Сашкой на день рождения, и мы пришли. Когда я его увидела — я подумала: Боже мой, какой прекрасный отец!» А еще я подумала: Какая ты, Климова — дура, что такой у тебя муж красивый. И такой, вообще, заботливый с ребенком. Потом прошло два года, и Катя опять нас пригласила. Шесть лет Лизе исполнялось, и опять встретились радостно. В какой-то момент я подумала: Я бы хотела, чтобы у меня, у моего ребенка был такой папа.

 

Лера Кудрявцева: Они на тот момент были женаты?

Елена Бирюкова: Нет. У Кати уже был Матвей маленький. Она беременна была уже Корнеем, вторым ребенком от Игоря Петренко. Так что, нет.

 

Лера Кудрявцева: Как Катя отнеслась к тому, что ты стала жить с ее бывшим мужем?

Елена Бирюкова: Вначале был момент, она мне сама даже говорила, что «вроде это мой бывший муж, а ты вроде — моя подруга. И как-то это сложно все коммутируется». А потом говорит: «А пусть лучше ты будешь мачехой моей дочери, чем какая-то чужая тетка».

Лера Кудрявцева: Не бывает так, что ты встречаешься с Катей, и вы обсуждаете одного мужчину?

Елена Бирюкова: Конечно, обсуждаем, а как же. Мы же женщины. Я пожалуюсь иногда. Приду и говорю: «Вот кого ты мне подсунула, зачем ты меня позвала на день рождения к себе?». Она говорит: «Ты сама захотела».