Екатерина Волкова – одна из самых привлекательных и одновременно самых загадочных актрис российского театра и кино. Сыграла роли в десятках фильмов и сериалах, играя изысканных красавиц. Перипетии личной жизни актрисы порой вызывают больший интерес, чем творчество. Читайте беседу Екатерины Волковой с Юлией Меньшовой в передаче «Наедине со всеми».

Юлия Меньшова: Вы — абсолютно такая, неуловимая женщина.

Екатерина Волкова: В каком смысле?

Юлия Меньшова: Вы — женщина хамелеон. Вы все время меняетесь, внешне меняетесь. Только ухватишь вас в одном образе и поймешь: Ага, Катя Волкова — она как выглядит? Вот, она выглядит так. Тут же, возникает просто полное опровержение этому. Ты открываешь страницу журнала, или если ты залезаешь в интернет и прочее, прочее. Ты понимаешь, что это — вообще уже другая женщина. Отражает ли это вашу внутреннюю суть?

Екатерина Волкова: Ну, это правда. Я не боюсь быть разной. И наоборот, люблю это. Люблю, чтобы мои героини были разными. Не то, чтобы в одном образе всю жизнь.

 

Юлия Меньшова: То есть, это происходит как раз из-за того, что это нужно для каких-то съемок? Для какой-то работы? Или это такой самостоятельный посыл и позыв: «Хочу, а вот завтра все, блондинка».

Екатерина Волкова: Ну, в том числе. Это благодаря кинофильмам, работам. Иногда бывает — по собственному желанию.

Например, как я стала лысой? Это было, такое вот, желание обнулится. То есть, начать все заново.

Юлия Меньшова: Вы, надо сказать, еще и очень разносторонний человек. В смысле ваших занятий, которые у вас есть: Вы, еще там, и поете, и у вас есть собственная группа. Она до сих пор есть — эта группа? Которая называется, ни больше ни меньше, «Беспредел». Вот такое название у группы матери троих детей. Значит, это тоже отражение вас?

Екатерина Волкова: «Беспредел» – это уже в прошлом. Сейчас у меня другая направленность в музыкальном плане. У меня более джазовая направленность.

 

Юлия Меньшова: Надо сказать, что у вас удивительно, как-то, судьба складывается со студенческих лет. Вы приехали с мечтой — сыграть «Маргариту» булгаковскую. Именно так, вы поступили на курс к Марку Захарову. Причем, не на первый курс…

Екатерина Волкова: На третий.

 

Юлия Меньшова: На третий сразу, да. Перевелись из Ярославля. И, сразу таки, и получили эту роль. И этот образ – он, в определенном смысле, это такая метафора вашей жизни, если хотите. Рядом с вами все время оказываются, так или иначе, мастера. Вам необходим человек, на которого надо смотреть снизу вверх?

Екатерина Волкова: Для меня всегда мои мужчины — были учителями. Я благодарна каждому, кто был в моей судьбе. Потому что, если бы не они, я бы не была тем, кем я сейчас являюсь. И каждый мужчина — был учителем, мастером, если хотите.

 

Юлия Меньшова: Они же были не только в качестве спутников жизни, непосредственных… Там, мужья, или ваши возлюбленные. Вы, например, ухитрились подружиться с людьми, которые значительно старше вас. Я подразумеваю Александра Абдулова, с которым вы дружили. И это не было там, ни секунды, ни каким-то романом. С Сергеем Соловьевым, у которого вы снялись — это могло. Вы — молодая артистка… Ну, Господи, ну сколько их было там за его биографию! Но именно с вами — он подружился. И, так сказать, дружит, по сею пору. Иван Дыховичный — очень значимый человек, так сказать, в нашем кинематографе. Личность мощнейшая, вы дружили с ним. Как так складывалось? При такой разнице в возрасте?

Екатерина Волкова: Мне повезло в жизни встретиться вот с такими людьми! И учителями тоже моими.

Потому что, собственно, и первая киноработа, такая вот серьезная, произошла у меня в фильме «О любви», с Сергеем Санычем Соловьевым. А до этого, Олег Фомин меня пригласил в сериал «Next», где…

 

Юлия Меньшова: Вы и познакомились…

 Екатерина Волкова: …Мы познакомились с Александром Абдуловым. Я очень благодарна Богу, потому что, я училась у него всему. Ну, просто, так как я — такой искренний человек, вот по природе, даже, может быть, в чем-то я — ребенок. Я очень люблю смеяться, да. Люблю искренне, жадно просто, слушать человека, восхищаться им. И я очень восхищалась Александром Гаврилычем. Так получилось, что как-то у нас так. Моя подруга встречалась с ним, у нее был роман. И вроде, как-то он, конечно, был любителем женщин. Но как-то так получалось, что он больше во мне ценил такого друга… Может, в каких-то случаях, собутыльника. Не без этого.

И потом, конечно, Сергей Саныч Соловьев тоже… Когда мы встречались вместе — это просто хохот был, безудержный. Потому что, они, конечно, были… Я имею ввиду, случай с Александром Гаврилычем, который, конечно, рассказчик — великолепный. И это можно было всегда слушать и смеяться, восхищаться. Он — потрясающий был друг. И, конечно, у нас была такая договоренность. Я говорю: «Саша, если тебе  что-то понадобиться, то знай: в любой момент, ночью, днем — ты звони мне. И я приеду всегда тебя спасу, помогу». Он говорит: «И ты тоже — аналогично. Знай, что я всегда приду к тебе на помощь».

 

Юлия Меньшова: А для того, чтобы перейти на «ты», например, с Александром Гаврилычем… Это тоже, так сказать, особая история? Можно быть в позиции: «Александр Гаврилыч, вы меня отмечаете, я там — ваша приятельница». Или быть — прямо другом, другом.

Екатерина Волкова: Нет, нет. Я люблю общаться сначала на «вы», пока мне не скажут: «Ну, хорош! Давай уже на «ты». Я, собственно, первая никогда не преступала эту грань.