Когда в 1997 году на экраны вышел фильм «Вор» где снялись Владимир Машков и Екатерина Редникова, на артистов должна была обрушиться слава и новые роли. А вместо этого, на всех обрушился экономический кризис, погребя под себя, в том числе, и российский кинематограф. И тогда Екатерина Редникова уехала сниматься в Голливуд. Что из этого получилось, и каково было сниматься с Владимиром Машковым, актриса Екатерина Редникова рассказала в передаче «Наедине со всеми» с Юлией Меньшовой.

 Юлия Меньшова: Вы за фильм «Вор» получили «Нику». Фильм был выдвинут на «Оскар», но не прошел этот «Оскар». В любом случае, это была значимая картина. Но понятно, что в этой картине центральная роль – у Володи Машкова. И она на него спроецирована. В объект внимания взят этот персонаж, все остальные – они рядом.

Екатерина Редникова: Вы знаете, Юля, я вообще так не думала. Что это центрально на Володю. Мне кажется, что роль у мальчика – вообще, головусносящая.

 

Юлия Меньшова: Я сейчас не обсуждаю, кто как сыграл…Этим и отличается это потрясающий сценарий – как он объемен. Все равно, центральной можно назвать там роль Володи. Не умоляя достоинств никого рядом

Екатерина Редникова: Да, но этого не было… Оно просто как-то шло. Вопрос в том, что это можно было назвать моей бедой – моя удача, мое везение. А дальше – судьба так сложилась.

Так вышло, что фильм «Вор» вышел в 1997 году. В 97-м, в ноябре вышел этот фильм. В апреле 98-го я получила «Нику». Получила кучу звонков с предложением разных ролей. А в 98-м, в августе случился кризис. И кино на этом закончилось.

Екатерина Редникова: Получить «Нику» — как получить «Оскар». Ты получаешь кучу предложений – твоя карьера идет на взлет. Ты и здесь такого ожидаешь. А взлетать было просто некуда! Потому что, ничего не летело. Вообще, ничего не было, Юля. Ни-че-го! И удивительно, что именно тогда мне позвонили, потому что, в Америке посмотрели мой фильм. И меня пригласили на съемки фильма «Falling through», «Сквозное падение». И я поехала в Люксембург сниматься. Честно сказать, у меня из фильмов, вообще, ничего не было. Это было везение, что называется.

А потом я в 27 лет поехала в Голливуд. Потому что, тут-то ничего не происходило.

Я тогда играла в театре, в спектакле «За горизонтом». Я 16 лет этот спектакль играла. И я подгадала так, чтобы два месяца этот спектакль не ставили. И я два месяца снималась там, в «Сквозном падении». Менеджер мой сказала мне: «Приезжай, и мы там посмотрим». Вот так я и поехала. Может быть, на самом деле, если бы как современные звезды снимаются сразу же в пяти проектах, я бы никуда не поехала. Может быть, не было такой возможности.

 

Юлия Меньшова: Я к тому и веду. Надо взять от жизни свой шанс. Этот шанс – был единственным.

Екатерина Редникова: Да! Это не то, что: «А хочу-ка я покорять Голливуд». Тут реально не было работы!

 

Юлия Меньшова: Это всегда так интересно, когда наши актеры пытаются сделать карьеру на Западе, в Америке. Все эксперименты, которые были у моих сверстников, закончились не очень удачно. Должна вам признаться, с поездками туда… Но вот, вы, таки, другого поколения актриса. Вы – русская актриса? Или вы – американская актриса? Как об этом следует правильно говорить?

Екатерина Редникова: Я не могу сказать, какая я актриса. Я просто могу сказать, что я – актриса. И я сказала бы, что я актриса неплохая. А где я работаю? Это там, где получается.

Вот получалось работать в России, получалось работать в Америке. Получалось работать и в Турции. Я номинировалась на «лучшую турецкую актрису», говорила я на турецком.

Получилось так, что в жизни были разные возможности. Когда они были – это было замечательно. Так сказать, что я чего-то достигла там… Нет, я этого не скажу. Потому что, это очень сложно. Потому что, это огромная конкуренция. В Голливуд съезжаются со всего мира. Даже, если там нужна актриса восточноевропейской внешности, то сколько их со всего мира! Это и Чехия, и Словакия, и Польша, и все все все. И вдобавок, просто американские актрисы, которые делают русский акцент. Это реально очень тяжело, сделать что-то такое, очень большое.

 

Юлия Меньшова: У вас же, наверняка, были иллюзии. Что вам удастся прошибить эту стену?

Екатерина Редникова: Юль, я считаю, что человек всегда должен мечтать. У меня же ничего пока не закончилось. Жизнь моя не закончилась, она движется.

Юлия Меньшова: В 27 лет вы поехали в Америку. Дом ваш, как я понимаю, сейчас там?

Екатерина Редникова: Дом сейчас связан с тем, где мой ребенок. Мой ребенок сейчас там, значит, и дом мой там. Долгое время это было здесь. Я приезжала и считала это домом. Когда появился ребенок – дом переехал за ним. Ребенка ты не будешь возить слишком часто. Далекое расстояние. Два раза он у меня здесь был. И я просто не представляла, как долго он будет перестраиваться. Две недели у него заняло, у нас же 11 часов разницы. И он спал весь день, а потом всю ночь он бодрствовал. И поэтому, никто в доме не спал. Вобщем, это оказалось очень тяжело! И я поняла, что если ты едешь меньше, чем на полтора месяца, то смысла брать ребенка — нет никакого. Потому что, это просто издевательство над ним.

Но если ребенок там, то ощущение дома – тоже там.