Большая семья Михалковых-Кончаловских составляет золотой фонд российской кинематографии и искусства в целом. Никита Сергеевич – обладатель «Золотого льва» Венеции, лауреат «Оскара» и триумфатор Каннского кинофестиваля. Андрей Сергеевич – дважды обладатель «Серебрянного льва», номинант на «Оскар», под именем Андрон сделал карьеру в Голливуде. О своих оскароносных родственниках в передаче «Секрет на миллион» рассказывает сын Андрея Сергеевича — Егор Кончаловский.

 Лера Кудрявцева: Андрей Кончаловский и Никита Михалков. Кто из них — главный?

Егор Кончаловский: Никита тяжелее. Просто он толще.

Лера Кудрявцева: Кто может сказать, стукнув кулаком по столу? Никита Михалков или Андрей Кончаловский?

Егор Кончаловский: А они в таких ситуациях не собираются.

Лера Кудрявцева: Правда?

Егор Кончаловский: Честное слово. Это, во-первых. Во-вторых, для того, чтобы собраться дома всей семьей — уже дома не хватает. Надо ставить палатку в саду. Потому что я, например, не знаю, сколько точно у меня племянников и племянниц.

 

Лера Кудрявцева: Когда вы в последний раз собирались за столом всем кланом вашим?

Егор Кончаловский: Я думаю, что это был какой-то юбилей Никиты Сергеевича Михалкова. И я сидел так далеко от него, что даже не видел. Если честно. Но как раз, говоря об этом, то у Никиты всегда такой стол: осетра, нарезанные такими ломтями.

А у папы, у Андрея Сергеевича — у него все такое, как Юля Высоцкая все приготовила. Все такое итальянское, все такое тоненькое, да. Высокая кухня.

Лера Кудрявцева: Какая кухня больше нравится, кстати?

Егор Кончаловский: Это смотря, что пьешь. Если у Андрея Сергеевича — тогда винцо легкое. Если у Никиты Сергеевича, тогда пьется кончаловка. Кончаловка — от слова, что ты быстро кончаешься, ее выпивая. Кончаловка – это просто смородина черная, хотя есть кончаловка и на красной смородине. Просто красной смородины всегда меньше. Есть еще кончаловка на почечках. Ее, как правило, очень мало. Потому что, почки нельзя все сорвать, тогда вообще ничего не будет.

 

Лера Кудрявцева: Семья — это, все-таки, для тебя гордость или испытание?

Егор Кончаловский: Конечно, я очень горжусь. И я не хотел бы быть членом другой семьи совершенно. Но, естественно, оборотная сторона заключается в том, что тебя все время судят. Надо соответствовать! Сравнивают, понимаете.

 

Лера Кудрявцева: Есть человек, которому ты сможешь, скажем так, поплакаться в жилетку?

Егор Кончаловский: Водителю. А, нет. Я не думаю, что есть такой человек, кому я могу поплакаться в жилетку.

 

Лера Кудрявцева: А отец?

Егор Кончаловский: Мне кажется, что мы и близки, и не очень. Вот, например, я очень люблю отца, я очень люблю отца, и он очень важный, самый важный мужчина в моей жизни. Но вот я ему не звонил, наверное, месяца полтора. И он мне тоже. У нас у всех есть кольца, которые я заказывал в Лондоне. Папа меня попросил. Он всем хотел подарить в семье такое кольцо с гербом.

Лера Кудрявцева: Это были золотые перстни?

Егор Кончаловский: Конечно. 11 колец по 250 фунтов. Да, причем есть золото же разное, да. Золото разных проб. Так вот папа всем заказал похуже пробу, а себе — самую лучшую.

 

Лера Кудрявцева: В вашем клане, насколько я знаю, существует патриархат. И каждая невестка в семью заходит с трудом. Это правда или нет?

Егор Кончаловский: Кто-то с трудом, а кто-то и не очень.

 

Лера Кудрявцева: Татьяну Михалкову как приняли?

Егор Кончаловский: Я был маленький еще… Я помню, что появилась такая тоненькая, очень красивая женщина, которую Никита, почему-то, все время обнимал. Вот мама моя очень легко вошла. Как-то они очень быстро подружились с Натальей Петровной.

 

Лера Кудрявцева: А Юлю Высоцкую?

Егор Кончаловский: Ну, а Юля… Я вот помню: у деда появилась новая супруга, у меня появилась Люба, а у папы появилась Юлия Высоцкая. Кстати, у деда тоже Юля. По моему, в один год это было. В 1996-м.

 

Лера Кудрявцева: Как с Юлей познакомился твой отец?

Егор Кончаловский: По-моему, в лифте. В лифте на «Кинотавре».

Лера Кудрявцева: И как он ее тебе представил?

Егор Кончаловский: У меня папа несколько раз женился. Поэтому, у меня несколько смешались моменты представления его супруг и подруг.

 

Лера Кудрявцева: На скольких свадьбах отца ты был?

Егор Кончаловский: Ни на одной. Почему? Мне кажется, что не было свадеб – накладно. Понимаете, он столько раз женат был, что дорого — каждый раз накрывать поляну. Платье, кольца — дорого.

Лера Кудрявцева: Егор, как ты отнесся к тому, что Юля Высоцкая моложе тебя? Ведь по сути получается, что она — твоя мачеха.

Егор Кончаловский: Да, но понимаете, мне младший брат годится во внуки. Поэтому у нас в семье — это нормально.

Сначала мои мачехи были старше меня, потом разница в возрасте потихонечку уменьшалась, уменьшалась, уменьшалась… Да. И дошло до того момента, когда мачеха стала младше меня.

 

Лера Кудрявцева: В фильмографии твоего отца, Андрея Кончаловского — более 50 картин. Он — обладатель «Серебряного льва» и номинант на «Оскар». Твой отец зарабатывает миллионы… Но он, до сих пор, помнит свой первый гонорар, который получил почти 60 лет назад. Раскрой секрет: На что Андрей Кончаловский потратил свой первый гонорар?

Егор Кончаловский: На каникулы с женой во Франции. Свадебное путешествие, типа, с француженкой. И в этом путешествии он понял, что он больше не хочет с ней жить. Даже если это не та история — она стоит того, чтобы ее рассказать.

Приехал в Москву крупный режиссер Виторио де Сика. Сика – это не ругательство, это имя. И он говорит: «Найдите мне какого-то толкового парня, желательно кинематографиста, который еще немножечко по-французски говорит — в ассистенты». Ему предложили моего папу, папа получил за это первый гонорар. Насколько я помню, это была приличная сумма, даже страшно сказать… Для того времени — 5 тысяч долларов.

Лера Кудрявцева: Ничего себе.

Егор Кончаловский: Да. Приличная сумма. Значит, папа решил ее потратить на поездку на машине. Он тогда только женился на француженке Вивьен, с которой я очень дружу. Замечательная баба — ругается матом лучше меня, в 10 раз. И они поехали из Парижа, на Лазурный берег, на машине. И папа решил поиграть в автоматы, в «однорукого бандита». А она не хотела играть. И он, значит играет, а она в машине сидит. И такая вредная оказалась: сидит и гудит. Типа, выходи, ехать пора. Она гудит, а он играет… И тогда он решил: Не знаю, может быть, рано я женился.

 

Лера Кудрявцева: Ты, все-таки, сейчас кинорежиссер? Или ты можешь, за какие-то огромные деньги, все-таки, подписаться на рекламу? Ну, или на какой-нибудь эротический фильм? Ну, грубо говоря.

Егор Кончаловский: Эротические фильмы, то есть даже больше того — порнографию, мне предлагали снимать. В 90-е годы, бандиты.

 

Лера Кудрявцева: Отказался?

Егор Кончаловский: Не скажу.

 

Лера Кудрявцева: Снял, значит.

Егор Кончаловский: Значит, снял.