Дмитрий Маликов совсем не хочет на пенсию, а хочет удивлять. А как звезда 90-х может удивить сегодня? Можно рассказать в телевизор, как ты принимал наркотики в молодости. Или пожаловаться, что современный шоу-бизнес тебя не принимает, хотя твоя «Лиза», чудо как хороша. А можно, как Дмитрий Маликов – забыть все свои прежние успехи и начать новую историю успеха с чистого листа. Читайте, что рассказал известный певец популярному блогеру Юрию Дудю.

Юрий Дудь: Дмитрий, вы знаете, что такое хайпожор?

Дмитрий Маликов: Нет, но я знаю, кто такой хайпер. А хайпожор – может, это ухаживает кто-то?

 

Юрий Дудь: Нет, хайпожор – это когда человек…

Дмитрий Маликов: Жрет хайп!

 

Юрий Дудь: Не кажется ли вам, что вы потихоничку превращаетесь в хайпожора?

Дмитрий Маликов: Вообще, вся наша профессия музыкальная направлена на то, чтобы поиметь успех. Успех и хайп – это одно и тоже.

 

Юрий Дудь: Это, прямо, как западные артисты, «поиметь успех».

Дмитрий Маликов: К сожалению, успех – это мерило популярности, востребованности. И всяческого другого благополучия. В том числе, и финансового.

 

Юрий Дудь: Вам не кажется, что в этом смысле, вы сейчас немножечко перебарщиваете? Вы были на Версусе, вы были у Большого Русского Босса. Вы сейчас записали хит с, прости Господи, Хованским. Не слишком ли это много?

Дмитрий Маликов: Я еще и к вам пришел на эфир. Это, вообще, перебор

 

Юрий Дудь: В ряду великих я не хотел, таким образом, затесываться. Но, тем не менее… Есть ощущение, что есть Дмитрий Маликов – очаровательный человек, который в 90-х был суперзвездой. Сейчас он возвращается на арену, за счет интернета

Дмитрий Маликов (улыбаясь): Но это же все получается случайно! Это надо понимать. Я не каждый день сижу в Твиттере и придумываю какие-то мемы. Иногда получается, а иногда не получается. Я просто делюсь своим мироощущением. Ироничным и самоироничным. Точно также, как и вы. Словить хайп для меня – это удивительно! И абсолютно непредсказуемо!

 

Юрий Дудь: Расскажите, как вы ходили к Большому Русскому Боссу?

Дмитрий Маликов: Во-первых, это было достаточно давно. 1 марта, по-моему. Я немножко волновался, потому что, не совсем понимал… Я, вообще, всегда волнуюсь. Потому что, когда ты выходишь на новую территорию для себя – ты выходишь из зоны комфорта. Но так получилось, что и на Версусе, и у Босса, и с Юрой Хованским, когда мы работали, я себя чувствовал достаточно органично. Ничего так такого, провокативного не было. Для меня это был просто приятный телевизионный эфир. Я же привык к телевизионному эфиру. Я привык к интервью. Я прекрасно знал, что они будут меня прикалывать где-то.

 

Юрий Дудь: То есть, не было сценария? И когда зашли ваши поклонницы из ЖЭКа «60+», вы не знали об этом?

Дмитрий Маликов: Я видел, что гримировались какие-то бабу… какие-то тетеньки. Но это же моя целевая аудитория. Поэтому я рад был их всех видеть. Когда они принесли урну с прахом – это просто была хорошая реприза, хорошая шутка.

 

Юрий Дудь: Ваша цитата: «Мне нужна молодежь. Я для молодежи этот спектакль и сделал». Имеется в виду ваш спектакль «Перевернуть игру».Объясните в четырех предложениях, что это за спектакль. И почему он для молодежи.

Дмитрий Маликов: Спектакль призывает к тому, что надо много трудиться. Быть широко открытым миру. Надо слушать разную музыку. И нужно уметь преодолеть себя. И тогда ты много добьешься.

Юрий Дудь: А что он из себя представляет? Это ваш сольный спектакль?

Дмитрий Маликов: А, ты не знаешь, что это такое. Это разговор между мной и девочкой ди-джеем. Девочка олицетворяет собой все молодое поколение, которое не особо хочет знать какую-то другую музыку, кроме той, которую оно слушает. И чтобы ее образумить и научить чему-либо, ко мне на помощь приходят великие композиторы. Актеры, которые играют Баха, Моцарта, Бетховена, Майкла Джексона. Каждый композитор рассказывает свою, очень интересную историю. История преодоления какого-то физического недуга, как это было с Бетховеном. Бетховен ведь не слышал ничего 20 последних лет своей жизни. И он писал музыку, не зная, как она звучит. Но он продолжал писать… И на примере 9-й симфонии – это была совершенно триумфальная музыка. Он не слышал звуков оркестра. Он только мог видеть, как публика, стоя, аплодирует и приветствует.

 

Юрий Дудь: Как композитор – вы представляете, как это возможно?

Дмитрий Маликов: Нет. Он подносил специальную трубку к роялю и слышал вибрации только. Но, вообще, это ужасно. Бах – это композитор, который написал тысячи произведений, но при жизни была издана только одна кантата. Он жил в небольшом немецком городе, творил церковную музыку, но, при этом, совершенно не был знаменит. Но он писал каждый день. Это тоже тема – когда ты пишешь каждый день… Или Майкл Джексон, который был…

 

Юрий Дудь: А вы в один ряд их ставите? Обьясните, почему: Майкл Джексон, Моцарт и Бетховен.

Дмитрий Маликов: Потому что, за каждой личностью стоит какая-то история. В случае с Майклом Джексоном, это колоссальная популярность и тотальное одиночество. В случае с Моцартом, это вундеркинд в детстве и забытый уже, к 30-ти годам, человек.

Юрий Дудь: Смотрите, после того, как вы стали хайпить не по-детски, вы заметили, что на спектакле стало больше молодых людей?

Дмитрий Маликов: Хороший вопрос. Нет прямой корреляции. Скорее, на этот спектакль должны обратить внимание родители, которые должны купить билеты своим детям. Потому что, дети – не самостоятельны в своем выборе. Придти на спектакль, какого-то взрослого дядьки, да еще и классической музыки – им тяжеловато. Но зато, когда они приходят, они уже не пялятся в телефон.

У нас, на прошлой неделе, в Казани уже был 42-й спектакль «Поставить игру». За год.

 

Юрий Дудь: Самая большая площадка, которую вы собрали?

Дмитрий Маликов: ДК Ленсовета. 1800 мест. 3 спектакля у нас было в Санкт-Петербурге.

 

Читайте также:

Любимые женщины Дмитрия Маликова

Дмитрий Маликов о диалоге поколений через музыку