«Кладезь полезной информации» — этот штамп, за который главные редакторы ругают своих подчиненных, самым органичным образом вписывается в то, что мы услышали от писательницы Дарьи Донцовой. Она знает тысячи книг, была знакома с известными авторами 20 века, такими как Корней Чуковский и Валентин Катаев. И, к счастью, Дарья Донцова необыкновенно интересно рассказывает… Послушаем, что она рассказала «Вечернему Урганту».

 Иван Ургант: Дарья, вы — главная и самая популярная писательница. И лучшая, лучшая писательница нашей страны. Как вам нести это бремя, Дарья, скажите?

Дарья Донцова: В смысле, не жмет ли мне нимб? Да нет, как-то не очень.

Иван Ургант: Как-то он у вас низко очень находится.

Дарья Донцова: Голова маленькая, Ванечка. Проваливается. Поэтому нимб большого размера сваливается мне на плечи – это беда. Опять же, очень крылья мешают ползать.

Когда я вползаю в издательство и выпрашиваю у них деньги, мне мешают крылья. Приходится их складывать.

Иван Ургант: А вот знаете, что… Врать-то — не надо. Дарья, дело в том, что я не поверю, что вы вползаете в издательство и у кого-то (внимание!) выпрашиваете деньги. Ваши книги разлетаются, как горячие пирожки.

Дарья Донцова: Ванечка, спасибо вам огромное. Но понимаете, я блондинка – это раз. Поэтому, врать-то я очень люблю. Ну, вот поэтому и вру все время.

 

Иван Ургант: Ну, подождите… Мне кажется, что когда вы приходите в издательство, все вас встречают уже с распростертыми объятьями. Сколько книг у вас, вот посмотрите. Мы выписали количество. Вы у нас были в прошлый раз 9 октября 2012 года.

Дарья Донцова: Ой, так давно, Ванечка.

 

Иван Ургант: Смотрите, на тот момент у вас было 149 книг. Прошло 4 с половиной года. К сегодняшнему дню у вас — 196 книг.

Дарья Донцова: Вот как-то он посчитал. А мне никогда в голову не приходило посчитать.

 

Иван Ургант: Выходит, «Волшебный эликсир» — ваша новая книга.

Дарья Донцова: Это детская.

 

Иван Ургант: Это детская? Не считаем за книгу?

Дарья Донцова: Нет, считаем. Считаем детскую книгу.

 

Иван Ургант: Кстати, а кто ваши любимые детские писатели?

Дарья Донцова: Мой любимый детский писатель Януш Корчак, «Король Матиуш первый». Был такой педагог, который написал совершенно гениальную книгу «Король Матиуш первый». Одну единственную книгу за всю свою жизнь.

Если не читали «Короля Матиуша Первого», возьмите, пожалуйста. Или дайте детям почитать: Книга, правда гениальная, потрясающая книга детская.

 

Иван Ургант: А еще что-нибудь? Какими книгами вы вдохновляетесь? Януш Корчак, ок. Из российских писателей?

Дарья Донцова: Из российских писателей я люблю Диму Емца. И я люблю Вадика Панова. Еще мне очень нравится «Джинглики» Олега Роя.

 

Иван Ургант: Мы говорим о детской литературе, да?

Дарья Донцова: Ага. Мне нравятся «Джинглики» Олега Роя очень.

 

Иван Ургант: Я понимаю, насколько я далек от детства! Вот Олега Роя я еще видел на каких-то фотографиях. Да. А вот других писателей я не знаю.

Дарья Донцова: Вадим Панов — прекрасный наш писатель, он пишет фантастические книги.

 

Иван Ургант: Это современные же писатели?

Дарья Донцова: А вы хотите кого-то из классики?

 

Иван Ургант: Ну, я хотел бы узнать условно… Вот, «Детство Никиты» — вы любите или не любите?

Дарья Донцова: «Детство Никиты» — нет, не очень люблю. И Горького «В людях» — я тоже не очень люблю.

 

Иван Ургант: Ну, хорошо, а «Дорога уходит вдаль», например?

Дарья Донцова: «Дорога уходит вдаль» Александры Бруштейн – прекрасная совершенно писательница. Не справедливо забыта, увы. Да. Опять же, если не читали – почитайте. Александра Бруштейн – была забыта, потому что была женой белого офицера.

Мне очень нравится Корней Иванович Чайковский. Всегда мне очень нравился. Но он мне нравился еще просто как человек.

Иван Ургант: Вы были знакомы?

Дарья Донцова: Мы были знакомы, потому что я у него занималась в детской студии. Мы ставили спектакли. Поэтому, я не очень хочу идти на этот творческий вечер, в дом литераторов. Так. Корней Иванович… Агнию Барто я очень люблю… Я очень люблю Самуила Яковлевича Маршака. Я очень люблю Валентина Петровича Катаева, я его очень люблю. Он был близкий друг моего папы.

 

Иван Ургант: А теперь, еще раз ответьте на вопрос: Почему вы с тех трех начали писателей?

Дарья Донцова: Потому что, я подумала, что вы про современных писателей меня спрашиваете, Ванечка.

 

Иван Ургант: Слушайте, вот ваша цитата: «Я не ассоциирую себя одним поколением с Самуилом Яковлевичем Маршаком. Я, конечно, понимаю, что я — старая черепаха Тортила… Но не до такой же степени, все-таки». Заметьте, я этого не говорил. Это вы не наговаривайте на себя!!! Вы — такая тростиночка, как девочка.

Дарья Донцова: А вы считаете, что если старая, то толстая?

 

Иван Ургант: Это хорошее название для вашего нового детектива.

Дарья Донцова: Держите, кстати. Вот новая книга — «Амулет добра».

 

Иван Ургант: Ну, просто, что – книга? Рассказывайте! Давайте детям продавать, втюхивать ее.

Дарья Донцова: А нет, уже втюхивать не надо. Потому что, весь тираж ушел. И сейчас будет допечатка, потому что, выходит вторая книга. Книга эта, на самом деле, писалась для взрослых. Она родилась из вопросов женщины из одной из соц-сетей. Женщина написала, что у нее умерла собака. И она не знает, как это пережить? Эту умершую собаку. Мне стало ее очень жалко… А что я ей скажу?

 

Иван Ургант: И вы об этом написали книгу…

Дарья Донцова: Нет. Я написала книгу о том, куда уходят наши собаки, когда они от нас уходят. Как они к нам возвращаются. Вообще, любые животные. Пока я это писала, то я поверила, что эта страна прекрасной долины – существует. И мне самой стало легче.

Иван Ургант: То есть, эта страна, куда уходят все собаки, которые от нас уходят.

Дарья Донцова: Не только собаки: кошки, хомячки, морские свинки. Мало у кого — кто дома живет.

 

Иван Ургант: Тараканы уходят туда?

Дарья Донцова: Если вы любите таракана — он тоже туда уйдет. Главное любить какое-то маленькое существо. И если оно куда-то уходит — оно попадает в эту волшебную страну. Ну, его можно и не любить — оно все равно попадет. А тараканы… Вот, слушайте, вопрос: Почему мы не любим тараканов? Я не могу понять, Ванечка.

 

Иван Ургант: Кто не любит тараканов? Где я это сказал? У нас, на Первом канале сейчас готовится огромная программа «Звезды с тараканами». Сейчас, пока идут тестовые передачи. Я думаю, тараканы будут на коньках. Значит, скажите, Дарья: 200 книг, практически. 200 книг. Можете ли вы сказать, какая ваша самая любимая из них?

Дарья Донцова: Подозреваю, что нет.

 

Иван Ургант: Хорошо, вы пишите… Какая скорость написания книг? Вот мы пытаемся сложить. 4 с половиной года — порядка 50 книг. То есть, где-то, 10-11 книг в год. 11 книг в год. У вас это — кривая или прямая? Вы с абсолютно одинаковой скоростью пишите книги? Или есть какие-то…

Дарья Донцова: Ванечка, каждому человеку Господь отпускает свой талант. Вам — один, мне — другой. Посади меня на ваше место, я ничего не сумею сделать.

 

Иван Ургант: Посади меня на кол, я тоже ничего не сумею сделать.

Дарья Донцова: Я думаю, да. Это будет затруднительно, и мне тоже. Но мне очевидно, что Господь дал мне неисчерпаемую фантазию, трудолюбие и потрясающую писучесть. Я встаю в 5 утра и пишу свои 30 страниц. Вот и все.

 

Иван Ургант: То есть, у вас есть четкий график — сколько вы пишете с утра?

Дарья Донцова: Да. 30 страниц. Все четко. То есть, это такой процесс производственный, по сути. Если ты писатель — то пиши. А если ты не пишешь, то ты — не писатель. Ты — говоритель, болтатель. Я не знаю, кто.

Иван Ургант: Стоп, секунду, а вдохновение? А вот это: «Стоп-стоп, не так». А муки творчества?

Дарья Донцова: Муки творчества — а кто же сказал, что их нет? Они присутствуют, естественно.

 

Иван Ургант: То есть, вы с 5 утра встаете и мучаетесь?

Дарья Донцова: Да, и очень сильно, очень сильно. Но, тем не менее, в результате потом все получается…