3 мая самому известному и самому востребованному актеру современности Даниле Козловскому исполнилось 32 года. А это значит для актера, что его лучшие роли – еще впереди. Журнал «Интервью со звездой!» от всей души поздравляет Данилу Козловского с днем рождения и представляет вашему вниманию беседу актера с Григорием Заславским для передачи «Культ личности» на канале МИР.

 Григорий Заславский: А из того, что было, самый интересный опыт — это что?

Данила Козловский: Самый интересный опыт — в продюссировании.

Григорий Заславский: В продюссировании?

Данила Козловский: Не знаю. Не могу сказать честно. Не могу сказать, что самый интересный опыт – это съемка. Или самый интересный опыт – это монтаж. Но потом я вспоминаю: сколько всего потом было разных сопутствующих сложностей и событий, и прочее, к каждому этапу.

Наверное, самое интересное – это съемки, все равно, съемки. Потому что съемки – это какое-то невероятное приключение, в котором ты, на самом деле, забываешь обо всем. То есть, ты концентрируешься только на съемочном процессе.

Ты не думаешь потом о монтаже или еще о чем-то. О мерчендайзинге, о плакатах, рекламной компании, о маркетинге и т.д. Ты просто… Для тебя важно, как бы сказать, эту историю построить. Как ты ее потом преподашь и какие ты найдешь правильные слова, для того чтобы привлечь зрителя в кинотеатр. Об этом не думается. И это, наверное, самое интересное. Хотя я помню, мы показывали фильм, премьера была… Своего рода, мировой первый показ был на фестивале в Ирландии, в чудном маленьком городке, где проходит замечательный фестиваль. Куда съезжаются все главные кастинг-директора всего мира. Там и Warner Brothers, и Paramount, и Title, и Marvel и прочие компании. И зал был наполнен этими людьми, которые непосредственно занимаются кино. И это, вообще, первый публичный показ. И мне посоветовали минут 15-20 посмотреть. Ну, я картину видел и не раз, не одну сотню раз, поэтому я…

 

Григорий Заславский: Сколько раз? Не одну сотню?

Данила Козловский: Конечно же, ты же видишь разные этапы монтажа. Ты видишь разные этапы озвучения, перезаписи и прочее. И я так посмотрел 10 минут, 15, 20… В итоге я простоял всю картину. И это было ощущение, как будто ты — футбольный тренер, и ты ничего не можешь сделать. Уже все картина там, зрители здесь… Но при этом, ты пытаешься как-то своим телом, пластикой, руками что-то там изменить. Или что-то там еще, не знаю. Это был интересный тоже опыт.

Григорий Заславский: Но известно, что это реальная история. История Павла, которого вы убедили рассказать.

Данила Козловский: Нет, я не убедил его рассказывать. Паша сам хотел, как он мне сказал, снимать это. Мы готовились к одному фильму, который мы так и не сделали. И он предложил мне, просто в качестве примера. Ага. Говорил: «Ну, знаешь, как у меня было тогда». И стал рассказывать. Я говорю: «А что это такое?» Он говорит: «Ну, это мое эпическое расставание с девушкой». Я говорю: «Расскажи еще раз!» Он мне стал рассказывать, рассказывать, рассказывать… Я ему говорю: «Паша, ну это же кино!» Он говорит: «Ну, я понимаю, что это кино. У меня даже есть блокноты, где записаны какие-то истории, какие-то диалоги, обрывки и т.д. Я могу все это, каким-то образом, соединить».

Я говорю: «Давай попробуем соединить это в единую историю». Ну, вот так вот родилась идея сделать этот сценарий.

 

Григорий Заславский: А как возникла Елизавета Боярская? Потому что, вы очень хорошо друг друга знаете? Почему вы не стали выбирать актрису, которую вы не знаете?

Данила Козловский: Ну, это такая история, которую можно было сыграть с другими замечательными актрисами. Слава Богу, они у нас есть в стране. И многие из них — мои очень хорошие друзья, коллеги. И с некоторыми из них работал. Но с Лизой Боярской — отдельная история, потому что она — моя однокурсница. И мой главный партнер в театре. И нам, с Лизой даже не нужно сговариваться, т.е. абсолютное понимание друг друга. То есть, мы… Вот я не люблю такие пошловатые клише.. Но вот, действительно, достаточно бывает даже полувзгляда, когда мы, в общем-то, понимаем, что мы хотим сыграть. Или о чем мы хотим договориться. И здесь, в этой истории, как мне казалось, это очень важно. Я когда дал Лизе почитать сценарий, она потом мне прислала смс. Она говорит: «Я понимаю, почему ты дал мне сценарий. Потому что, действительно, это история, которую могут рассказать люди, которые очень хорошо себя и друг друга знают. И им есть про что рассказывать».

 

Григорий Заславский: Вам в жизни приходилось так же бороться за любовь, как вашему герою в этом фильме?

Данила Козловский: Нет, в этом смысле, наверное, я обделен. Такого у меня не было. Если не считать детской любви. До 14-15 лет, в пионерских лагерях, вот так вот, буквально — может и не приходилось. Но приходилось по-другому.

Григорий Заславский: А ваши сюжеты жизненные вошли в сценарий или нет? Ничего?

Данила Козловский: Нет.

 

Григорий Заславский: Я читал, что в этом фильме очень много было волонтеров. В чем была их функция?

Данила Козловский: Да, я хочу, пользуясь моментом и тем, что вы задали этот замечательный вопрос… Поблагодарить всех тех, кто принимал участие в нашем фильме. Во-первых, абсолютно безвозмездно, с невероятным энтузиазмом, верой в то, что мы делаем и поддержкой. Есть такая девочка — Саша Лазаревская, я в первый раз произношу ее имя, которая очень многое сделала для нашего фильма. Я ее не видел, никогда не встречался, мы с ней только переписываемся. Но она поверила в наш проект и, вообще, верит в то, что мы делаем. В частности, в то, что я делаю. И очень трепетно к этому относится. Она на каждом этапе фильма помогала нам.

Это очень приятно, это огромная поддержка. Действительно, у нас был очень маленький бюджет фильма. И для некоторых сцен мы не могли позволить себе нанимать трехсот человек-актеров, для массовых сцен. И мы писали прямо честно, ничего не скрывали: «Ребята, у нас мало денег. Но у нас есть еда, обеды. И мы постараемся, чтобы было хорошее настроение. Приходите, поддержите». Люди приходили и проводили с нами целые дни.

 

Григорий Заславский: Они вас не утомляли своими просьбами, автографами и т.д.?

Данила Козловский: Нет, нет, в этом случае они были очень деликатны. Они нас всячески поддерживали. Ну, и во-вторых, и мне было приятно с ними сфотографироваться. И, вообще, хоть как-то пообщаться и что-то для них сделать. Потому что, их абсолютная и безвозмездная искренность в акте помощи — она удивительна в наше время.

 

Григорий Заславский: Спасибо вам большое, Данила.

Данила Козловский: И вам спасибо!