Дочь известной певицы Валерии – Анна Шульгина тоже хочет стать известной. Она поступила в театральный институт. Она пробует себя в роли телеведущей. Она записывает песни в студии. Ее взрослость и самостоятельность очень бесит нового мужа Валерии Иосифа Пригожина. Читайте беседу молодой да ранней Анны Шульгиной в передаче «Наедине со всеми» с Юлией Меньшовой.

 Юлия Меньшова: Во-первых, должна сразу вам сделать комплимент. Вы — невероятно хороши собою.

Анна Шульгина: Спасибо.

Юлия Меньшова: А поскольку, судьба ваша такая, что вы, собственно, всю вашу жизнь — на виду. Такая, публичная персона… В силу того, что мама ваша — замечательная певица. И, так сказать, публичная персона, в свою очередь. И вас мы наблюдали с детства. Фактически, с момента, как вы родились. И поскольку, и первый альбом Валерии назывался «Анна»… То есть, пристальное внимание было приковано к вам. И соответственно, можно было наблюдать это превращение: из гадкого утенка в прекрасного лебедя.

Анна Шульгина: Спасибо большое. Это, правда, так.

Юлия Меньшова: Ну, я думаю, что поскольку так развиты социальные сети… Я довольно часто могу увидеть, что вы выставляете свои детские фотографии.

Анна Шульгина: Я не стесняюсь.

 

Юлия Меньшова: Да, это замечательно. Но вы это делаете — для чего?

Анна Шульгина: Я мотивирую. Потому что, очень много девчонок пишут. И, кстати, даже мамы пишут: «Аня, как помочь? У меня дочка поправилась. Что делать?» Очень много писем поступает.

И поскольку, я не могу индивидуально каждому ответить, то я стараюсь, таким образом, показывать, что не все потеряно.

Юлия Меньшова: И, в самом деле, это — невероятно мотивирующая история. То есть, они на вас смотрят и говорят, «Ё-моё, неужели? Слава Богу. Неужели можно стать вот такой красавицей?» Так что, прямо вот, спасибо вам большое.

Анна Шульгина: Спасибо вам.

 

Юлия Меньшова: Вот мы начали с того, что публичность такая, которая вас преследует на протяжении всей вашей жизни… Вы ведь когда-то от нее убежали? Вам казалось, что это ужасно? Вы говорили: «Я очень не люблю этого». А теперь, вы сами встали на эту тропу.

Анна Шульгина: На самом деле, скорее: «прямо, не люблю» – это было про моего брата, Артемия. Вот он – вообще, категорически отказывался фотографироваться. У меня, скорее, было так, что я просто уехала учиться на полтора года за границу.

 

Юлия Меньшова: То, что вы исчезли с поля зрения — эта одна история. Но вы даже высказывались, что «Пристальное внимание к семье в какой-то момент для вас — было таким, очень травматичным».

Анна Шульгина: Да. Это было в период, как раз, развода мамы с моим биологическим отцом. Тогда очень много было прессы, которая, для ребенка — была лишней. Это было тяжело.

Правда, сейчас — я бы это перенесла. Но когда тебе — 9-10 лет, и просто подъезжают машины, тебя фотографируют папарацци… До сих пор есть этот снимок, где-то даже у нас. Где я показываю брату: «Смотри, я видела эту машину возле нашей школы. А сейчас она — около нашего дома». Ага. Это, правда, травма. Поэтому мне не нравилось.

Юлия Меньшова: Но это не относилось к публичной профессии?

Анна Шульгина: Нет. Я поняла теперь вас.

 

Юлия Меньшова: Что касается вашей дороги, которую, я так понимаю, вы все еще ищете… Потому что, у вас очень много разных проявлений. Да. Вы закончили театральный институт. Вы дебютировали в качестве телеведущей. Вы поучаствовали в телевизионном конкурсе «Точь-в-точь». Сейчас записываете мини синглы. И прочее, прочее… Да. Вы как-то плутаете? Или это все…

Анна Шульгина: Я не плутаю.

 

Юлия Меньшова: Это страницы от одной книжки, так скажем?

Анна Шульгина: Да, это один большой крутой роман для меня. Все, что я делаю – мне все нравится. Мне нравится быть на студии, мне нравится записывать песни, мне нравится писать тексты, мне нравится придумать и сочинять мелодии вместе с композиторами. Мне также нравится вести мероприятия, мне нравится перевоплощаться, как в проекте. Мне все это нравится. Если б это мне не нравилось – поверьте, я бы этим не занималась.

 

Юлия Меньшова: Но при этом, есть огромная опасность — заниматься всеми этими проектами.

Анна Шульгина: Согласна.

Юлия Меньшова: Опасность, главным образом, заключаются в том, что вы находитесь под неизбежным прессом — в сравнении с мамой.

Анна Шульгина: Я полностью с вами согласна, но я знала, на что я иду. Когда я поступала в театральный институт, я понимала, что это закончится этим. Но я настолько с детства в этом! Мне очень это нравилось. И я в 15 лет закончила школу. В 15-16 лет я поступала в театральный. Максимализм — просто у меня хлестал отовсюду. И все, собственно.

 

Юлия Меньшова: Но одно дело — представлять себе, что будет какое-то давление. И другое дело — с ним непосредственно начинать сталкиваться. Вот я думаю… Когда вы принимали участие в проекте «Точь-в-точь». Это же проект, открытый для комментирования. Помимо того, что есть и жюри, которое высказывает свою точку зрения. Но есть и зрители, которые с огромной радостью. Только пожестче. Да, комментируют каждое выступление. И насколько я понимаю, комментарии были не слишком добрыми.

Анна Шульгина: Вообще, очень много людей. Очень много людей предвзято отнеслись к моему там участию. Я в этом не имею такого опыта. Учиться в театральном – это не значит быть асом в деле. Вот совместить за какие-то считанные дни. Ведь в театральным — ты действительно репетируешь, репетируешь. Этому уделяется очень много времени. Тут не так много времени. С тобой не видится 24 на 24 часа, на 7 дней в неделю режиссер. И тебе не указывает на твои ошибки. Это, в принципе, домашняя работа. Где ты должен совместить две, абсолютно разные вещи, с которыми ты раньше совместно не сталкивался. Потому что, это перевоплощение. И еще, вокально надо снять. Это тоже очень трудно. Поэтому, были в шоу «Точь-в-точь» — очень для меня удачными номера. Главное, что я себе поставила планку, я сделала вот так. То есть, я очень много, где себя переборола.

У каждого человека есть право на свое мнение. Поэтому, если я кому-то не нравлюсь — это тоже хорошо!