Если быть честными, то журнал «Интервью со звездой!» задумывался, как некий рупор музыкантов и артистов, через который они могут рассказать о своем профессиональном творчестве и о том, из чего оно состоит. Однако зачастую редакторы журнала становятся заложниками громких имен и светских мероприятий, где звезды любят рассказывать о себе больше, нежели о творчестве. Благодаря таким людям, как Александр Буйнов, идея журнала возвращается. Так интересно и глубоко, как Буйнов, еще никто не рассказывал о музыке. И при этом, о личной жизни тоже не забыл. Читайте текстовую версию беседы Александра Буйнова с журналистом областного Свердловского телевидения «ОТВ».

Журналист ОТВ: Скажите, Александр, Вы романтик (интервью взято в преддверии дня влюбленных — ред.)?

Александр Буйнов: Хорошо, что вы знаете об этом. Я, наверное, из такой вымирающей плеяды романтиков. Я и в армии служил, тоже романтиком был. Казалось бы, да? Меня, кстати, это чувство спасало от невзгод и депрессий. У кого этого не хватало, в той же армии… Вот один парень, почти мужик, в какой-то момент раслабухи, плакал у меня, вот на этих коленях! Он рыдал от безысходки какой-то. Ему показалось, что это из-за него все…

Он, правда, потом тихо меня ненавидел до конца дембеля. Он не хотел, чтобы о нем знали такую информацию. Так что, романтики – это исчезающий вид нас, динозавров. Вот, пожалуй, ребята из ЧАЙФ – еще романтики. И ваш покорный слуга.

 

Журналист ОТВ: Расскажите, пожалуйста. Считается, что девушкам в команде больше нравятся гитаристы. В «Веселых ребятах» вы были клавишником. Не было какой-то зависти, может быть?

Александр Буйнов: В основном да. Так и было. У нас это называлось «первая линия» — самые выгодные, где стоят два гитариста и басист, три человека. Все девчонки смотрели, конечно, на них. Ну, и, как правило, парень с гитарой – это… Рок, романтик… Как хотите, называйте. Попса. Воспринимаются они. А я был даже не во втором ряду окопов, а в третьем. Где-то, в третьем ряду – фортепиано, клавиши. Но постепенно, с развитием аппаратуры во всем мире, у меня появились еще клавиши. Больше, больше, больше. В конце концов, их было у меня 5 или 7. В зависимости от комплектации. Поэтому, я должен уже все делать по высшему разряду. И это понравилось руководителю. Он мне говорил: «Давай немножко вперед». Было больше на мне нагрузки. Больше мы играли классическую музыку. Играли Баха, Паганини… Много таких, инструментальных  пьес. Так что, чуть-чуть я вышел вперед.

А дальше была уже известная история. Которую я тихо не люблю. Тети, дяди – все прошло. И началась сольная карьера. Но у меня был момент, когда к нам пришла Алла Пугачева. Это был где-то 1975 год. И мне досталось такое счастье! Случайно совершенно ушел басист, бас-гитарист. И Павел Слободкин, руководитель ансамбля сказал: «Воспитаем басиста в своем коллективе!». И я руку сразу поднял.

А тогда клавиш то не было. Было фортепиано, ГДР-овское. Органчик такой. Поскольку до «Веселых» я был с Градским в группе «Скоморохи», и там играл на гитаре, то я сразу подумал, что это мне может подойти. Конечно, это не соло-гитарист. А бас-гитара, если человек музыкально грамотный, то… Так и получилось. Я на ней поиграл год два с половиной. Ну, или около трех лет. Когда Алла пела: «Ой, хорошо…». А я играл на бас-гитаре.

Что я вам скажу? Когда я был на бас-гитаре, то я выходил вперед. В первую линию. И количество закадреных девчонок, увеличивалось в разы. Потому что, все смотрели на первую линию гитаристов.

Журналист ОТВ: Уже многие годы Александр Буйнов – это Александр Буйнов. Сам по себе, солист. Любимец многих женщин. Как ваша вторая половинка относится к этой армии поклонниц?

Александр Буйнов: Она спокойна, поскольку она ценит женскую красоту. Она сама очень интересная женщина… Девушка, женщина.

Александр Буйнов: Когда мы с женой познакомились, у меня был такой случай показательный. Идем с ней по подземному переходу. Я ее провожаю домой, она жила на Соколе. А я где-то там, на Ленинском проспекте. В Москве. Идем, у нее на волосах снежинки. Она – такая принцесса, прямо. Клевая такая, снежинка. Я ей, иду рядышком, любуюсь. Вдруг она говорит: «Какая прошла женщина! Просто, небесной красоты. Ты что, не видел? Обернись, только пальцем не показывай». Я оборачиваюсь и в полупрофиль вижу: Действительно, красивая женщина идет. А когда повернул голову назад, то, единственное, что я пощечину только не получил.

Мужики, нельзя резко поворачиваться на чужую женщину, даже если жена похвалила!