Редко кто из российских артистов и музыкантов может похвастаться членством в Союзе писателей РФ. А Алена Свиридова – не только исполнитель, но и автор всех своих песен. В Союз писателей ее приняли в 2002 году, а заслуженной артисткой РФ Свиридова стала в 2004-м. Читайте интереснейшую беседу певицы Алены Свиридовой с Юлией Меньшовой в передаче «Наедине со всеми».

 Юлия Меньшова: Наш разговор я хотела бы начать с вашей цитаты: В 18 лет я была полна трагизма. Хотя, ничего серьезного со мной не происходило. И наоборот, когда в моей жизни начали случаться вещи, которые действительно могли оставить шрамы на моем нежном сердце, у меня появилось отношение к жизни веселое, фатальное, без надлома». Вот эти, удивительно интересные, превращения, которые происходят с нами… Во-первых, хотелось бы разобраться: Почему в 18 лет вы были полны трагизма? Или так свойственно юным людям?

Алена Свиридова: Мне кажется, что так свойственно юным людям. Они до этого мало задумываются. А тут начинают задумываться. И на них обрушиваются такие глобальные понятия, как жизнь и смерть. Они первый раз начинают это осознавать. Я, как раз, ощутила этот трагизм, когда ты так ярко чувствуешь жизнь… Ты только расцвел, только открыт. И вот ты понимаешь, что есть смерть. И это несоответствие очень сильно ранит юную душу.

И вот эти выдуманные страдания, выдуманные чувства, которые ты еще не пережил, на самом деле. Но я читала «Анну Каренину»! Я переживала все эти страсти. Настолько сильно я их переживала, что когда я их переживала в жизни, выяснилось, что у меня прививка-то была! Я к ним готова была. Вот для чего в жизни нужно читать романы!

 

Юлия Меньшова: То есть, это такая необходимая составляющая?

Алена Свиридова: Это прививка, совершенно точно.

 

Юлия Меньшова: Вы знаете, почему я так интересуюсь этим вашим свойством? Мне кажется, что вы выбрали не очень прямую дорогу, учитывая то, каким видом творчества вы занимаетесь. Потому что, вы – автор. Одно дело встроиться в привычные рамки. То есть, я говорю: «Хочу быть артисткой». И очень понятна эта дорога. Надо поступить в институт, надо его закончить. А там, глядишь, есть какое-то количество театров, киностудий. Все равно, ты – система. Ты можешь быть невостребованным, но это система. Быть автором – это изобретать свой мир. И презентовать его людям.

Алена Свиридова: Хотя я начала писать стихи не рано… лет в 18. Потому что, обычно начинают раньше. Но первую влюбленность я не знала, как выразить. А потом я стала что-то писать. И я очень хорошо помню время, когда я написала свое первое стихотворение. Даже это была песня. Потому что, я сидела и занималась в классе. Играла на рояле…. И вдруг меня буквально затрясло! А вокруг было уже поздно, мыла такая осенняя, ясная, сухая погода. Предморозная, практически. Вот эти яркие звезды! Я выключила свет в аудитории, играла, играла… И вдруг написала.

И потом, когда я стала писать дальше… Я сначала даже не отнеслась серьезно к тому, что написала. Никому не показала, прятала куда-то, под сердце. Но я твердо знала, что я хочу стать певицей. И поскольку, мне не откуда было взять песен, я решила: «Ну, ладно, я тогда сама». Пришлось написать.

Юлия Меньшова: А вот эта оценка самой себя? Хорошо ли я сделала? Хорошо ли то, что я написала? С утра ты прочитала – это гениально. А к вечеру это испортилось.

Алена Свиридова: Это правда. Причем, это не проходит: Что я писала 20 лет назад, что я писала сейчас. Утром кажется гениальным, вечером кажется гениальным. Еще два дня кажется гениальным, а на третий день возникают сомнения. Так ли это, на самом деле? И тут мне срочно нужны подтверждения зрителей. Я начинаю показывать дома. И, конечно, очень жду одобрений!

 

Юлия Меньшова: Такая зависимость заложена в вашей деятельности, что нужно кому-то показать. Чтобы получить это подтверждение. И при этом – полная независимость от суждений в жизни.

Алена Свиридова: Ну, да. Дело в том, что мы же свободны в жизни. Ты же свободен думать, то, что ты хочешь. А свобода высказывания? Ну, пойди, выскажи начальнику то, что ты о нем думаешь. Например, сюисекундно. Это совсем другое! Ты даже мужу не можешь высказать. Ты сначала подумаешь, если хочешь с ним жить дальше, стоит ли высказывать все, что накипело. Или может лучше помолчать?

Наша свобода – она всегда при нас. Потому что, мы можем думать все, что угодно. Но поскольку мы – животные стадные, мы слишком друг от друга зависим… Думать-то мы можем. Но петь-то мы хотим и слушать аплодисменты! А не то, чтобы в нас кидали помидорами. Поэтому мы очень зависим от любви и признания окружающих. Все художники требуют признания сейчас. А не писать «в стол». Тем более, что песни писать «в стол» — практически, невозможно.