Редакторы журнала «Интервью со звездой!», внимательно ознакомившись с беседой Алексея Чадова в Вечернем Урганте, пришли к стойким выводам, что актер – это самая интересная и любопытная профессия на свете. Только с актерами происходят истории, которые потом расходятся в народе на байки. Читайте сами, сколько интересных историй произошло с Чадовым-младшим за годы его карьеры.

Иван Ургант: Добрый вечер, дорогой Алексей.

Алексей Чадов: Добрый вечер.

Иван Ургант: Многое изменилось с вашего последнего визита к нам?

Алексей Чадов: У-а, у-а. Да. Женился, развелся, ребенок.

Иван Ургант: Спасибо огромное за визит к нам. Друзья, это был Алексей Чадов… Но я бы хотел остановиться на последнем. На последнем важном моменте: Чадовых стало больше. Да, Чадовых стало больше.

Алексей Чадов: Трое теперь нас. Третьего зовут Федор. Федор. И, в принципе, это главный Чадов в семье.

Иван Ургант: А сколько Федору сейчас уже лет?

Алексей Чадов: Почти 3 года. 2 года и 8 месяцев сейчас Феде. Про Федю могу говорить долго.

Иван Ургант: А мы послушаем! Леша, мы послушаем, потому что, знаете, все же по-разному реагируют. У кого-то появляется ребенок, и это воспринимается как должное… А насколько сильно изменил Федя вашу жизнь, Алексей?

Алексей Чадов: В моем случае, вообще какой-то уникальный случай. Я никогда не думал, что я буду таким заботливым, внимательным.

 

Иван Ургант: Это мы у Феди спросим. Да? По поводу заботливого и внимательного, но трепетного.

Алексей Чадов: Ну, да. Федя для меня – это, в принципе, все в жизни.

То есть, все-все, что было до этого: профессия, брат (я извиняюсь!), мама, девушки — все встало … Все уехало. Уехало домой. Все! Поэтому Федя, конечно? для меня – это основа.

 

Иван Ургант: Ну, хорошо, ну как это происходит? Как с Федей выстаиваются ваши отношения? Что вы делаете вместе, что вы любите, куда вы ходите?

Алексей Чадов: Да, мы все делаем. Мы делаем все. У нас главное правило в семье — все нужно делать вместе. То есть, Федя говорит: Если мы идем, допустим, гулять, то обязательно делать я должен это с папой. Поэтому даже на горшок, хочу я этого или нет, мы ходим вместе.

 

 

Иван Ургант: Вот как. Означает ли это, что у вас два горшка в доме? И вы можете сидеть и спокойной разговаривать и обсуждать какие-то…

Алексей Чадов: Совершенно верно. Ну, в принципе, так проходит у нам утро. А также и вечер.

 

Иван Ургант: Послушайте, какие увлечения у Феди? Что он любит? Ну, что он, во-первых, от папы унаследовал? Любит ли он, Леша, вашу страсть к автомобилям?

Алексей Чадов: Ой, Федя, по-моему, не то чтобы просто унаследовал… Если, не дай Бог, он меня встретил в гараже, где я ковыряюсь в машине или сижу на квадрацикле, что-то там чиню — все график сорван. Дневного сна нет, невозможно ребенка забрать. То есть, у него какая-то страстная любовь к автомобилям. Понятно, в кого. Он выучил все марки автомобилей, все абсолютно.

 

Иван Ургант: У нас есть фотография, как раз, как вы куда-то едите, вдвоем с Федей. Слушайте, вот ваше увлечение машинами — как оно началось? Потому что, понятно, что все мы знаем, как выиграть в стритрейсеров и прочее, прочее… За рулем-то вы давно? И как вы первый раз сели за руль?

Алексей Чадов: Ой, это целая история, на самом деле. Я сейчас вспомнил. Я снимался в первой своей картине у Алексея Балабанова «Война». Называлась она «Война», да. Кстати, там я попробовал впервые очень многое, ну все.

Иван Ургант: А давайте перечислим.

Алексей Чадов: Прокатился на вертолете боевом Ми-24. Пострелял из ружья. Пострелял из пулемета «Утес», из «Калашникова». Первый раз побывал на Кавказе. Первый раз побывал в Сибири. Первый раз подружился с иностранцем. Первый раз побывал в Петербурге, в конце концов.

 

Иван Ургант: Серьезно? Никогда не были в Петербурге до этого?

Алексей Чадов: Я никогда не был в Петербурге до этого.

 

Иван Ургант: И за руль, я так понимаю, вы тоже сели в первый раз?

Алексей Чадов: А вот самое главное, что да. Я сел за руль — первый раз это было, как сейчас помню. Значит, в горах мы снимали, в Чегете. Это — Кабардино-Балкария, высоко-высоко. Жили там месяц, у нас была экспедиция. И нас хозяин приглашает, в выходной день: «Не хотите с нами время провести, Алексей?» Я говорю: «А что делать будем?» «Ну, вот сейчас отъедим, попробуем местной настоечки нашей, домашней, так сказать. Съедим мясца, такого нашего, вяленого. И я сел с другом, прыгнули в машину и уехали. Километра два проехали… Я потом понял, чтобы не спалили. Сидим, выпиваем, я извиняюсь за выражение.

Иван Ургант: Да ничего, что вы, что вы.

Алексей Чадов: Я был молодой, мне можно было. Конечно, это в прошлом, давно в прошлом. Ну, в общем, я выпил 2 рюмочки, был смел.

 

Иван Ургант: И опьянел, ну что такое? Да, набрался храбрости.

Алексей Чадов: Да. И говорю: «Мужики, у меня такая проблема… Мне 20 лет, я обожаю автомобили. Но я ни разу не сидел за рулем. Клянусь».

 

Иван Ургант: Не было в семье автомобиля?

Алексей Чадов: Был у деда автомобиль, 408-й Москвич. Но к нему нельзя было подходить – это раритет. Зимой он на нем не ездил. Семейный раритет, понятно. Дедушка хоронил эту машину, понятно так? Короче говоря, они говорят: «Давай, конечно, садись».

В общем, я сажусь пьяный, ночью, в горах. Я еду, подо мной ревет эта Волга. Эта первая моя поездка была. ГАЗ 24.

 

Иван Ургант: Для большинства людей, такая поездка обычно бывает последней.

Алексей Чадов: Да, да. Пьяный, ночь и … Я помню, что я просто самый счастливый был в этот момент, правда. Но все обошлось без…

 

Иван Ургант: Конечно. Слушайте, но это как удивительно, что в первый раз вы приехали в Петербург. А в Петербурге как? Что, Петербург произвел на вас впечатление? После тоже выпили 2 рюмочки?

Алексей Чадов: Я приехал в Петербург летом. Понятно, белые ночи, красота. Белые ночи – красотища! Я, конечно, обалдел, в хорошем смысле слова. Денег не было совсем. Я приехал туда на три дня. У меня было там 40 рублей. Меня поселили на «Черной речке». А до Ленфильма оттуда — где-то минут 20 ходьбы пешком.

Иван Ургант: Ну, пешком да. Там, наверное, километра три-четыре.

Алексей Чадов: Три. Да, да. Я был скромный парень. Это сейчас у всех агенты. Я был скромный.

 

Иван Ургант: Вы стеснялись машину попросить? Чтобы вам дали машину? Вы пешком ходили.

Алексей Чадов: Да, я стеснялся, потому что… Короче, я ходил пешком 3 дня. И я просто запомнил этот Каменноостровский проспект. Каменноостровский проспект, конечно да. Я просто запомнил этот проспект. Я всегда так ходил. И сейчас, когда там бываю — такая ностальгия!

 

Иван Ургант: Кстати, по поводу ностальгии… Ваш новый фильм «О любви», который, собственно, и стал поводом, в том числе, для вашего визита к нам. Он же полностью снят в Петербурге?

Алексей Чадов: Да. Он пропитан Петербургом.

 

Иван Ургант: Собственно, не будем забывать, что Владимир Бортко – это режиссер, который подарил нам фильм «Бандитский Петербург», в том числе. И я вот пытаюсь ответить на вопрос: о чем этот фильм? Вот как бы вы ответили на вопрос, о чем фильм? Я имею в виду, конечно, сюжет. Не вообще о чем снимали фильм…

Алексей Чадов: О чем снимали фильм? Я вот клянусь: мы, когда сняли картину, я говорю: «Владимир Владимирович, а что делать-то?»

 

Иван Ургант: Вот этот вопрос все задают.

Алексей Чадов: Что делать с этой любовью, как жить-то, вообще?