Александр Васильев, тот, что историк моды и ведущий «Модного приговора», с особой тщательностью отбирал личные истории из жизни для беседы с Лерой Кудрявцевой в ТВ-шоу «Секрет на миллион». По условиям передачи, за раскрытые секреты, знаменитости получают деньги. Но иногда кажется, что они их платят за участие в программе. Как прошло детство историка моды? Хочет ли он завести своих детей? И с кем? Об этом вы узнаете из журнала «Интервью со звездой!».

Лера Кудрявцева: Саша, ты, на самом деле, был – золотая молодежь.

Александр Васильев: Да, и остался.

Лера Кудрявцева: Ты — потомственный аристократ.

Александр Васильев: Ой, это правда.

Лера Кудрявцева: Коренной москвич.

Александр Васильев: Правда.

Лера Кудрявцева: Папа — известный художник. Академик. Мама — актриса.

Александр Васильев: Все правильно.

Лера Кудрявцева: Правда, что твои прабабушка и прадедушка — были очень богатыми людьми?

Александр Васильев: Ну, если судить по тем документам, которые у нас остались, у моего прадедушки было 12 тысяч крепостных. Он был жестоким крепостником.

Лера Кудрявцева: Не хило, извиняюсь, за выражение.

Александр Васильев: Ну, это было еще в эпоху до 1861 года. Вот квартира дедушки сохранилась, я в ней бывал. Там был кабинет, зал, спальня, детская, ванная, кухня, комната бабушки, столовая и комната для прислуги. Значит, по нашим меркам 7 комнат, что-то в этом роде. Конечно, это хорошая городская квартира, она была одна на этаже. Но это не был дворец графа Шереметьева. И не был дворец графа Шувалова. Поэтому они были состоятельные, но не более того.

 

Лера Кудрявцева: Давай поговорим тогда о твоем детстве. Ты вырос, можно сказать, в золотых пеленках.

Александр Васильев: Можно сказать и так. Хотя, мы жили в очень маленькой квартире. Понимаешь, по сравнению с коммуналками, в которых жили почти все, в двухкомнатной квартире на Фрунзенской набережной – это считалось не плохо.

В ту пору, жили очень богато только партийные работники. А у меня не было партийных работников.

 

Лера Кудрявцева: Ты, Саша, нуждался в чем-то в детстве или нет?

Александр Васильев: Нет, я к счастью ни в чем не нуждался. И мой папа мне дарил деньги. Он был очень счастлив этому. И я счастлив. Потому что, если бы я эти подарки не принял и не начал свою коллекцию с этих денег, то они бы сгорели в 90-е годы. Как это случилось, например, со всем состоянием моей мамы.

 

Лера Кудрявцева: Сколько папа тебе давал денег на карманные расходы?

Александр Васильев: Он мне подарил на 15 лет – 5 тысяч рублей. За это можно было купить 3 дачи.

 

Лера Кудрявцева: Это на карманные расходы?

Александр Васильев: Не на карманные. На приобретение старинных вещей в коллекцию. Он был человек, который любил отчетность. И я ему предоставлял бумажку. Там было написано: «Секретер красного дерева – 500 р., кресло карельской березы – 300 р., часы Ампир – 250 р.». Я всегда отдавал полный отчет, на что я потратил. Я ведь никогда не пил, не курил, наркотики никогда не принимал. Мне не нужно было тратить на такое. На 18-летие – он мне подарил еще 5 тысяч рублей. И у меня было 10.

 

Лера Кудрявцева: Ничего себе! Так ты уже в 17 лет был буржуем, практически.

Александр Васильев: Ну, я был в 18 лет очень заманчивым кавалером.

 

Лера Кудрявцева: Куда ты потратил?

Александр Васильев: Все на старину. Я купил кучу старинных платьев, туфель, украшений.

 

Лера Кудрявцева: То есть, ты в антикварных магазинах проводил время… Уже, прямо, с такого раннего детства.

Александр Васильев: В 16 лет я ходил и все покупал.

Если надо, я ходил и на помойки для этого. Потому что, в ту пору выбрасывали все. Люди не понимали… Советский человек в старине не понимал ничего.

 

Лера Кудрявцева: А ты уже понимал тогда?

Александр Васильев: Первую свою икону я нашел в 8 лет.

Лера Кудрявцева: Будучи мальчишкой, ты дрался во дворе?

Александр Васильев: Никогда. Никогда не гулял во дворе, потому что моя мама мне говорила, что двор – это вредное место. Она всегда меня брала с собой в театр. И я провел все свое детство за кулисами, в гримерной. Это гораздо интересней, чем бегать играть в казаки-разбойники.

 

Лера Кудрявцева: Думаешь? Ну, то есть, футбол не гонял? Не было вот этого под окном: «Саша, выходи»?

Александр Васильев: Погоди, погоди, Лера. Я никогда не был ни на одном футбольном матче, ни на одном хоккейном матче в моей жизни. Я ни разу не был на рыбалке, ни разу не был на охоте. И не горюю.

 

Лера Кудрявцева: Послушай, сколько ты всего еще в жизни-то не видел, оказывается!? Я займусь твоим воспитанием.

Александр Васильев: Спасибо, моя девочка. Нет, можно я избегу этой участи?

 

Лера Кудрявцева: А кем ты хотел стать в детстве?

Александр Васильев: Я всегда хотел стать, что-нибудь среднее, между костюмером, актером, создателем декораций. В общем, все, что я хотел – я все осуществил.

Лера Кудрявцева: То есть, на это повлияло то, что мама тебя все время водила в театр?

Александр Васильев: Я думаю, мама и папа.

Лера Кудрявцева: Тебе не хватает родителей?

Александр Васильев: Я в жизни выбрал очень важное мотто. Мотто – это девиз: «Помни о смерти. Моменто мори». Никто не вечен. И я считаю, что мои родители, которых мне не хватает, прожили очень красивую и достаточно долгую жизнь. Оба прожили почти 80 лет. Нам не хватает общения с ними. Но остались картины моего отца, фотографии моей матери. Ее платья, ее личные вещи. Я общаюсь с ними, и они общаются со мной. И потом, для всех есть возможность всегда посетить кладбище, когда требуется. Я считаю, что к этому надо относиться так.

 

Лера Кудрявцева: Ты всегда так относился к этому?

Александр Васильев: Я пришел к этому во Франции, я поумнел.

 

Лера Кудрявцева: Ты никогда не задумывался о своем будущем? Вот, с кем бы ты хотел… Быть в своем будущем?

Александр Васильев: Ну, я знаю точно — с мопсом. С мопсом, я тебе ответил, лучше друга нет.

 

Лера Кудрявцева: А дети ты думаешь – это не лучше?

Александр Васильев: Ну, вот смотри… В 102 года умер Зельдин. Он был бездетен. Вот говорят: «И никто водички не поднес». Ему не нужна была водичка!!! Дети не всегда те, кто нам нужны в старости.

 

Лера Кудрявцева: Никогда не думал усыновить?

Александр Васильев: В одиночку не думал. Этого нельзя делать в одиночку – это смешно. Зачем? Какая цель? Чтобы что? Это же обуза, надо же заниматься воспитанием, медициной, образованием. Как этим можно заняться?

 

Лера Кудрявцева: А может быть, просто не было той самой, с которой ты бы хотел детей?

Александр Васильев: Может, и не было той самой… А во-вторых, при моем графике — я почти каждый день в самолете. Ну, о чем мы говорим?

 

Лера Кудрявцева: А о суррогатной матери не думал?

Александр Васильев: Нет, я не люблю суррогатных матерей. Гены же не пропьешь. И вот, я сейчас сдал анализ на генотип. Через 3 месяца узнаем результат, я тебе все расскажу.

Лера Кудрявцева: А зачем ты сдал? Что там интересного, расскажи?

Александр Васильев: Мне очень интересно знать, какие расы перекрещены во мне на протяжении последнего тысячелетия.

 

Лера Кудрявцева: Ты продажный человек?

Александр Васильев: В смысле выступлений, конечно! Как и ты.

 

Лера Кудрявцева: У тебя какие-то свои курсы, которые ты проводишь?

Александр Васильев: Да, у меня 5-дневные выездные школы. Ежемесячно, которые я провожу.

 

Лера Кудрявцева: И что там происходит, на этих курсах?

Александр Васильев: Мы ходим, со мной вместе, на выставки, в музеи. Я рассказываю моим ученицам, а у меня их очень много, историю стилей, историю моды. А в группах обычно 20-30 человек. Живем в прекрасном отеле, потому что некоторые дамы говорят: «Мы живем только в 5-ти звездах…» А другие: «Ну, ладно, на 4 звезды согласимся». Чтобы ты поняла характер этих дам.

 

Лера Кудрявцева: А есть ли у тебя какие-то поклонницы, которые, например, за деньги хотят с тобой поужинать?

Александр Васильев: После моего семинара, иногда организаторы организуют: «Эксклюзивный ужин с Васильевым». Человек на 10, они платят какую-то сумму денег… Не мне, к сожалению, как хотел бы. Организаторам. И я просто с ними сижу: бифштексы, шницели и т.д.

 

Лера Кудрявцева: Александр, вы скупаете антиквариат по всему миру. А в 2015 году вас самого купили. На ужин со звездой. В Санкт-Петербурге поклонницы заплатили за встречу с вами 350 тысяч рублей.

Александр Васильев: Ну, слава Богу, я рад за них.

 

Лера Кудрявцева: В тот вечер вы не выпили ни грамма спиртного. Но все отметили за ужином, что вы позволили себе лишнего. Что именно? Откройте секрет, что именно вы себе позволили?

Александр Васильев: Понятия не имею. Потому что, я так много ужинаю с разными незнакомыми людьми. Ну, не знаю… Может быть, я съел лишнее, если я ничего не пил? Скорее всего, это.

 

Лера Кудрявцева: Ты следишь за своей фигурой и за диетой?

Александр Васильев: Слежу, но недостаточно.

Я очень, очень люблю покушать. И я, к сожалению, люблю протеины. Я люблю и рыбу, и мясо, белки люблю, и овощи тоже люблю. Но больше люблю белое мясо, а не красное.