1396289277-pics0038Аделина Сотникова – гордость России, которая впервые добилась олимпийского золота в женском одиночном фигурном катании. До этого, фигуристки из России и СССР никогда не выигрывали золото Олимпиады.

При этом, Аделина – скромная молодая девушка, которая не хвастает своими победами, а четко идет к намеченной цели. Что это за цели, нам поможет узнать Юлия Меньшова и передача «Наедине со всеми» на Первом канале.

 

Юлия Меньшова: Вас легко вывести из себя? Или вы наоборот – устойчивая, такая?

Аделина Сотникова: Я вообще такой раздражительный человек, вспыльчивый. Но на тренировках я гладкая такая, шелковая. Ни с кем никогда не спорю, слушаю, что мне говорят. Всегда — что говорят, то и делаю. А вот за пределами тренировок, с теми же родителями. Надо же проявлять себя (смеется).

Я всегда себя легко проявляю.

 

Юлия Меньшова: Вы доказали свое право, что хоть где-то можете сбрасывать свое волнение.  В одном из интервью вы сказали, что не можете на людях показать свои слезы. Это как? Почему? Победители не плачут?

Аделина Сотникова: Это тоже спорт. И тренер приучил к тому, что нельзя показывать слезы. Был у меня один момент в детстве. Я как-то сильно больно упала. Плашмя, на льду. А я еще маленькая была, лет 9. И я начала рыдать. Прямо моментально. И Елена Германовна сказала: «Больно? Если больно, то иди!». Как же так, я же маленькая, должна поплакать.

И после этих слов я больше никогда не плакала, особенно на тренировках… Если плакала дома, то так, чтобы родители этого не видели.

 

2549296 25.12.2014 Фигуристка Аделина Сотникова наблюдает за выступлением Максима Ковтуна в короткой программе мужского одиночного катания на чемпионате России по фигурному катанию в Сочи. Александр Вильф/РИА Новости

Юлия Меньшова: Вот сейчас, после Олимпиады в Сочи, которая принесла вам золотую медаль, а нам всем — такую долгожданную победу в этом виде спорта, в котором никто и никогда не побеждал вообще, с советских времен. Невероятная такая победа. На льду, как я знаю, на вашей тренировочной базе, было выжжено ваше имя. Оно до сих пор есть? А на фасаде портрет. Это какое-то странное чувство, подъезжать и видеть себя. Выходить на лед, а там написано «Аделина».

Аделина Сотникова: Ну, первое время — да. Я выходила, это, конечно, такое счастье было для меня, что на льду написано мое имя, да еще портрет мой висит. С таким чувством выходила, как на праздник.

Юлия Меньшова: А смущало это или нет? Или только воспринималось как: «ух, клёво».

Аделина Сотникова: Конечно, это было, во-первых, не привычно для меня. Как-то, я вроде бы не одна тренируюсь на катке. А помимо меня еще дети тренируются, еще другие спортсмены.

 

Юлия Меньшова: Вы теперь стали таким примером! Вы, в общем-то, пример для подражания.

Аделина Сотникова: Ну, хоть на своем катке. Дети все время проходят мимо — маленькие, постарше, так смотрят на меня, здороваются. Как у тебя дела, Аделина? Мне приятно это.

 

2342673 25.12.2013 Аделина Сотникова выступает в короткой программе женского одиночного катания на чемпионате России по фигурному катанию в Сочи. Александр Вильф/РИА Новости

Во сколько надо приводить детей на каток?

Юлия Меньшова: 4 года — это тот самый возраст, в котором и вы пришли на каток. Когда ваша мама, даже и представить себе не могла, что в этом возрасте детей сразу на каток выводят. Она привела вас в какой-то маечке, в штанишках. Думала, ну, немножко физической гимнастикой позанимаетесь. А вас сразу на каток. Как себе это вообразить, что с такого-то вот возраста — вот эта принцесса снежная начала тренироваться, тренироваться, тренироваться. А жизнь то, видели хоть какую-то?

Аделина Сотникова: У нас есть выходной, когда мы можем пойти с друзьями погулять.

 

Юлия Меньшова: Один?

Аделина Сотникова: Да, один, воскресенье. По выходным встретимся, погуляем. В кино сходим. Все равно, как бы жизнь присутствует.

 

Вкус к победе Аделины Сотниковой

Юлия Меньшова: Вы вот, например, признались в том, что только после Олимпиады в Сочи, по большому счету, почувствовали какой-то вкус к тому делу, которым вы занимаетесь. А до этого, что же это было? В большей степени надо? Потому что, так сложилось, привели?

Аделина Сотникова: Если мне это надо, и я сама это хочу — то я это сделаю. Мне реально было надо, и я закрылась от всего. У меня был только спорт на первом месте.

 

Юлия Меньшова: А зачем вам было надо, если это не доставляло вам удовольствия?

Аделина Сотникова: Нет, ну почему? Доставляло удовольствие. И у меня была цель — поехать на Олимпиаду. И моя мечта исполнилась.

SOCHI, RUSSIA - FEBRUARY 21: Gold medalist Adelina Sotnikova of Russia celebrates during the medal ceremony for the Women's Free Figure Skating on day fourteen of the Sochi 2014 Winter Olympics at Medals Plaza on February 21, 2014 in Sochi, Russia. (Photo by Streeter Lecka/Getty Images)

Юлия Меньшова: То есть, вы умеете ставить перед собой правильные цели.

Если вернуться к Олимпиаде, ужасно любопытно. Что же за ощущения такие были у вас в ту минуту, когда вы поняли, что «я, оказывается, лучшая в мире».

Аделина Сотникова: Когда уже объявили эти оценки, я стояла в микст-зоне. До этого я откатала вторая или третья, еще три человека оставалось до конца. Все это время я давала интервью. И я не видела больше, кто как откатал. Я была такая счастливая и довольная своим прокатом, что так хорошо откатала! Мне настолько уже было все равно. Я откатала хорошо, и это самое главное. Тут Юна Ким откатала, ставят оценки, я все разговариваю, разговариваю…

И мне кричат — ты первая! Я говорю, в смысле первая? Вы о чем? Как первая? Говорят, посмотри на экране, уже оценки выставили – ты первая. Я говорю, подождите, еще же не сказали, что я первая. Должны еще официально сказать!

 

Юлия Меньшова: То есть, вы отбрыкивались от этого?

buyanova1Аделина Сотникова: Да. Я ждала, на самом деле, чтобы сказали уже официально, на всю страну. В первую очередь, я должна была видеть тренера. Я убежала из микст-зоны, хотя видела, что меня ждут. Все спрашивают: Что я чувствую?

Я говорю, я ничего не чувствую, мне надо тренера увидеть.

Побежала искать тренера. Мне бегут тоже на встречу! Кто меня видит — меня обнимает, я ничего не понимаю. Тут меня уже все обняли, кто только мог. Даже знакомые, незнакомые, ко мне бегут и обнимают. Я говорю: где мой тренер? Тут Елена Германовна идет, со слезами. Я иду к ней на встречу… И просто поднимаю ее на руки.

Юлия Меньшова: Вы подняли на руки Елену Германовну?

Аделина Сотникова: Да, она же худенькая, маленькая.