В то время как телевидение умирало и некоторые, особо продвинутые уже стали выкидывать телевизоры в окно, в интернете зародилось ВИДЕОВИДЕНИЕ нового поколения. Простые ребята и девчонки записали что-то, похожее на home video, и выложили это на всеобщее обозрение. Никто не сует это тебе в лицо, как делает традиционное ТВ – это просто «лежит» в интернете. И если тебе интересно – открой и посмотри. И так получилось, что творение некоторых стало интересно миллионам фанатов. И это честно, по крайней мере. Читайте интервью с Максимом Голополосовым, более известным как Макс +100500. Все, что вы хотели знать об одном из самых успешных веб-проектов рунета.

Арсеник: Дорогие друзья, сейчас вы смотрите backstage после выступления Максима из +100500. Мы ведём репортаж из гримерной клуба «Мажор». Ты сам подбираешь эти видео для +100500?

Макс: Ну, смотри… Видео мне присылает народ, который смотрит +100500. А видео для канала я сам выбираю, потому что очень много чего странного или неинтересного. Но и среди них есть очень-очень крутые видео, над которыми я сам могу поржать. Изначально я всё делал сам.

Вот только где-то с 10-ого выпуска мне и мои друзья помогают. У меня, когда слабый компьютер был, а у них очень хорошее оборудование есть, камера хорошая, на которую можно всё снимать, они монтируют всё быстрее и качественнее. То есть, мои друзья мне помогают.

 

Арсеник: То есть, у тебя сейчас появилось больше свободного времени, да?

Макс: По правде, нет. Наоборот, как раз.

 

Арсеник: Из-за популярности?

Макс: Не из-за популярности, а дел просто много реально, почему-то.

Арсеник: Я смотрела интервью, рядом с тобой там находился продюсер. Скажи, этот продюсер появился с недавних пор? Или он самого начала был и как-то тебя прокачивал?

Макс: Нет, это просто так написали «продюсер». Это, как раз, один из друзей, который помогает видео снимать. Просто надо было объяснить его присутствие в кадре, поэтому написал «продюсер».

 

Арсеник: А на счёт «karamba tv»?

Макс: Мы портал делаем сейчас, он в разработке. Там будут собраны разные блогеры и прочие интернет-шоу в одном месте. Чтобы народ смог смотреть и радоваться.

 

Арсеник: Сам проект +100500 был сделан ради себя? Или ты надеялся, что он будет со временем приносить популярность?

Макс: Для себя всё делал.

 

Арсеник: Как это всё началось? Ты чисто для себя снял home видео, а потом друзья тебе сказали выложить его?

Макс: Да. Всё с Джонса началось. Нравились и, до сих пор, нравятся его видео. И друг мне сказал: «Ну, сними свое!». И я решил попробовать. Он меня уговорил снять. И, вроде как, всё пошло-поехало.

 

Арсеник: Сейчас +100500 приносит тебе не только популярность, но и доход какой-то, да?

Макс: Ну, пока не большой. Посредственные, какие-то, деньги. То есть, я за этим не гонюсь, в принципе. Это вообще, в принципе, только ради фана меня интересует. Если будут какие-то предложения, возможности на телевидение попасть – можно. Но именно с +100500 я завязывать не собираюсь. Потому что, нужно радовать людей, которые это смотрят.

Арсеник: В основном контингент фанатов – это школьники. Не было никаких претензий от родителей, что их ребенок смотрит вот такое?

Макс: Очень часто люди, которые мне пишут, говорят, что маме и папе — тоже нравится. Почему-то все говорят, что только школьники смотрят… Но если меня узнают где-то на улице, то узнают студенты, например. Это уже не школьники. Один раз ко мне вообще подошел мужик лет сорока, с семьёй своей, у него ребёнок маленький был. Даже не один раз, было… И в магазине один раз мужик подходил. Я вообще в шоке был, что они смотрят.

 

Арсеник: Как ты вообще относишься к критике? И была ли когда-то очень серьезная критика?

Макс: Я люблю, когда критика конструктивная. Когда точно указывают на какие-либо ошибки. Когда ты читаешь и понимаешь, что человек прав, и хорошо бы поработать над этим. А не когда тебе просто написали «херня». А так, я вообще — очень чувствительный человек. Меня легко задеть, меня, много что, расстраивает. Но я стараюсь быть более чёрствым в этом плане.

 

Арсеник: Как ты вообще относишься к цензуре?

Макс: Никак. Не люблю цензуру. В плане именно словесной — не вижу смысла в том, чтобы «запикивать» что-то. Всё равно люди это услышат. Люди знают все эти слова. Если дети это не услышат в телевизоре, то они могут это услышать на улице, от своих родителей. Может цензура и нужна, но я не вижу в ней смысла. Для меня её нет.